Врата-катха для Сатурна о царе Викрама

Врата катха для Сатурна

Целительные катхи, Способы корректировки (упайи)

Эта врата-катха очень длинноватая, так как умилостивить Сатурн тяжело, но конкретно он творит наибольшие препятствия для нашей счастливой судьбы (естественно, что из самых наилучших побуждений). Благоприятно практиковать чтение данной катхи в период Саде-Сати. О том, как верно читать катху можно прочитать Врата-катха для Сатурна о царе Викрама Тут.

Врата-катха для Сатурна о царе Викрама

Правитель Викрама дискутирует со своими придворными о том, какая из 9 Планет самая основная. Настало время царю Викраме вынести своё решение. Весь двор — и мудрецы, и просто любопытствующие — направили взгляды к собственному властелину, готовые вкушать нектар его рассуждений, точно подсолнухи, последующие за солнцем Врата-катха для Сатурна о царе Викрама, чтоб полнее вкушать сладость его лучей. Опять и опять перебирал правитель в уме всё услышанное им: родословные и необыкновенные возможности, примеры доблести и благородства. Но вновь и вновь его мысли ворачивались к Сатурну и к неописуемой его беспощадности. Равномерно неизъяснимая печаль завладела сердечком царя, и погрузилось оно Врата-катха для Сатурна о царе Викрама в беспросветный мрак. И вдруг такие слова сорвались с его губ:
— Лучше совершенно не иметь отпрыска, чем иметь такового, как Сатурн, чей взор настолько ужасен в собственной ненависти! И если даже собственного отца не пощадил владыка Сатурн, кого же он пощадит? Ответьте мне, о опытные!

И случилось так — а Врата-катха для Сатурна о царе Викрама было это предопределено судьбою, — что в тот миг проносился над ними в небесах на собственной воздушной колеснице сам владыка Сатурн. Слова царя достигнули его слуха, и тотчас же Сатурн спустился на землю и вступил во дворец. При виде этого высочайшего, истощенного, колченогого бога — воплощённой непреклонности и неумолимости — и правитель, и все придворные Врата-катха для Сатурна о царе Викрама лишились дара речи от изумления и кошмара. Как будто древесные посохи, пали они ниц, простёршись бездвижно на земле.

Бывают в жизни такие мгновения, когда человек вдруг осознает, что неподобающее слово только-только соскользнуло с его губ. И единственное его желание в схожий миг — забрать это слово назад Врата-катха для Сатурна о царе Викрама. Но нельзя взять назад слово, что в один прекрасный момент произнесено, и один неблагоразумный поступок может кинуть тень на все наши деяния до конца жизни. Конкретно такое мгновение настало для царя Викрамы. Сердечко его ушло в пятки; вкус праха и пепла ощутил правитель во рту, хотя на лице его Врата-катха для Сатурна о царе Викрама как и раньше читалась отвага. С глубочайшей почтительностью припал правитель Викрама к ногам Сатурна и усадил его на собственный свой трон, и воздал различные почести этому воплощению неизбежности, и вознес к нему молитвы и сделал в его честь ритуалы. И делая всё это, осознавал он, что судьба его уже решена.

Когда Врата-катха для Сатурна о царе Викрама же правитель окончил все ритуалы, темноликий Сатурн заговорил с ним — и глас его звенел спокойствием и холодом действительности:
— О Викрамадитья! Ты нанес мне оскорбление перед лицом всего собрания, даже не ведая, сколь далековато простираются мои способности. Знаешь ли ты, что Индра и все другие боги трепещут Врата-катха для Сатурна о царе Викрама предо мною? Ты знаешь, что я уничтожаю всякого, кто вызовет мой гнев. Но вот что ты ещё не сообразил: даже следа не остаётся от того, кого уничтожаю я, и даже самое имя его стирается из памяти человеческой! Пролетая на данный момент над этим собранием, я ощутил, что ты выразил омерзение ко мне Врата-катха для Сатурна о царе Викрама. Да будет для тебя понятно, что на данный момент я вхожу в созвездие Девы, которое занимает двенадцатый дом твоего гороскопа. А это означает, что в течение 7 с половиной лет у тебя не будет другого выбора, не считая как постигать, каковой я на самом деле. На данный момент Врата-катха для Сатурна о царе Викрама твой разум отдалёк от правды, но скоро ты узнаешь, какова моя власть. И я собью с тебя спесь, запомни мои слова!

Ты ещё не догадываешься, сколь велика моя доблесть. Луна пребывает в созвездиях Зодиака всего только по два денька с четвертью, Меркурий и Венера — по месяцу каждый, Марс — по полтора. Юпитер Врата-катха для Сатурна о царе Викрама — по двенадцать месяцев, Раху и Кету — по восемнадцать. Я же остаюсь полных 30 месяцев в каждом знаке, причиняя многие и долгие мучения самим величавым богам. Вслушайся, о Правитель, в мои слова! Когда я настигнул Рамачандру, воплощение Самого Господа, он лишился всего, что имел, и был изгнан в лес. Когда Врата-катха для Сатурна о царе Викрама же я направил свою мощь против Раваны, Шри Рамачандра и Лакшман собрали войско, вторглись в Ланку, уничтожили Равану и убили всю его семью. А почему, о правитель Викрамадитья, готовься к несчастьям!
Окончив свою речь, Сатурн поднялся так же быстро, как правитель пал перед ним ниц. Цепляясь за чёрные Врата-катха для Сатурна о царе Викрама стопы Сатурна, он заорал в отчаянии:
— О владыка Сатурн! Прости мне эту обиду, умоляю тебя! Пожалей злосчастного!
Но Сатурн ответил:
— Если я проявлю сочувствие к для тебя, то ты так и не познаешь всей моей мощи. Хотя бы в один прекрасный момент ты должен испытать её, по другому высокомерие Врата-катха для Сатурна о царе Викрама и грубость никогда не оставят тебя.
И с этими словами Сатурн взошёл на колесницу и умчался в своё королевство. Сгорая от стыда и сожаления о собственной страшной ошибке, правитель Викрама с величавой поспешностью покинул двор. Он ринулся в храм и в смятении принялся возносить молитвы и вершить ритуалы.
Но потом он Врата-катха для Сатурна о царе Викрама произнес для себя:
— Я обидел Сатурна, планетку могущественную и жестокую.

И сейчас мне придётся пожинать плоды содеянного. Моя собственная карма толкнула меня на этот путь. Разве знал Луна, похищая супругу Юпитера, что придётся ему мучиться от проклятия Дакши? И знал ли Дакша, что это проклятие будет стоить ему Врата-катха для Сатурна о царе Викрама головы?
Но даже те, кто соображает, что повлекут за собою их поступки, несвободны от их последствий. Пришлось же Благословенному Вишну умолять Бали возвратить ему Вселенную после того, как он околпачил такого же Бали и асуров, хитростью лишив их амриты, которую они честно добыли, взбивая Океан вкупе с Врата-катха для Сатурна о царе Викрама богами! Нужно принимать всё, что происходит. Нельзя поменять того, что предначертано. Так для чего сожалеть?

И сказав для себя так, он отобедал, и лёг на ложе, и опустился в глубочайший сон. А на последующее утро он опять появился перед своим двором и занялся обыкновенными муниципальными делами. Размеренным казался он, как Врата-катха для Сатурна о царе Викрама обычно; но душу его разъедала мучительная тревога. Денек и ночь он гадал, какие несчастья запас для него Сатурн. Так прошёл месяц.

Скоро после того, как Сатурн, жесточайшая из планет, вошёл в созвездие Девы, что находилось в двенадцатом доме лунного гороскопа царя Викрамадитьи, ко двору этого земного владыки явился один Врата-катха для Сатурна о царе Викрама астроном, очень учёный и многознающий.

— О величавый правитель! — молвил он. — В двенадцатый дом твоего лунного гороскопа вошла в особенности грозная и беспощадная планетка Сатурн, и под её действием в твоей жизни начался период горя и страданий, который будет продолжаться семь с половиной лет. Обыкновенными словами гласил ты о Врата-катха для Сатурна о царе Викрама Сатурне, но недаром во всех трёх мирах он носит имя Махакрура — Жесточайший. Пришло время совершать ритуалы и раздавать милостыню, и пусть читают тебе мантры, чтобы ублажить и умилостивить Сатурна и освободить тебя от плодов его гнева.

Избери же брахмана учёного и благочестивого, и пусть он прочтёт 20 три тыщи раз мантру Сатурна Врата-катха для Сатурна о царе Викрама от твоего имени. После чтения мантры сделай 5 тыщ семьсот 50 подношений и предай их жертвенному огню. Также принеси в дар какому-нибудь брахману чёрный горох, чёрные одежки, железо и масло и накорми брахманов из твоих средств. Если будут прочитаны мантры, если накормишь ты нескольких брахманов, а тем, что будут совершать ради Врата-катха для Сатурна о царе Викрама тебя ритуалы в честь Сатурна, станешь поклоняться как самому властелину Сатурну, то сердечко Сатурна смягчится. Если угодишь ты ему своим служением, он станет защищать тебя как будто родного отпрыска до истечения этих 7 с половиной лет.

Правитель Викрамадитья ответил;
— Естественно, я попробую умилостивить Сатурна, и буду раздавать щедрую Врата-катха для Сатурна о царе Викрама милостыню, и совершу все положенные ритуалы. Но удовольствуется ли он этим? Если он принёс несчастье своим папе и мамы, только родившись, то что все-таки неплохого может он сделать другим? Что человеку суждено, то непременно произойдёт с ним, и от этого не выручилёшь. Потому, прошу тебя, возвращайся домой Врата-катха для Сатурна о царе Викрама. — И правитель простился с пандитом и пожелал ему хорошего пути.

А скоро после того в Уджаини явился сам Сатурн в виде обеспеченного негоцианта, торгующего лошадьми. О слушатели! Внимайте рассказчику со вниманием! Многие богачи приходили к этому негоцианту брать лошадок. Дошли слухи о нём и до царя Викрама, и правитель Врата-катха для Сатурна о царе Викрама послал собственного конюшего приобрести самых наилучших жеребцов для дворцовых стойл. Повинуясь королевскому приказу, конюший пришёл к негоцианту и избрал самых породистых скакунов. Но услышав стоимость, он был поражён и побежал доложить о ней царю. Ошеломлённый правитель отправился поглядеть жеребцов самолично. И вот Сатурн в виде негоцианта принялся демонстрировать царю 1-го жеребца Врата-катха для Сатурна о царе Викрама за другим, а правитель кропотливо осматривал их. Когда же правитель спросил негоцианта о стоимости, тот ответил:
— О мой властелин! Я назову стоимость — но только после того, как ты, проскакав на одном из этих коней, решишь, что он для тебя по душе.

Выбрав жеребца по имени Саранг, правитель Врата-катха для Сатурна о царе Викрама повелел наезднику с хлыстом оседлать его. Направившись на луга, что раскинулись неподалёку, они испытали скакуна, и обнаружилось, что жеребец во всём повинуется наезднику. И правитель остался доволен. Но здесь негоциант вывел ещё 1-го жеребца, имя которому было Ахлах, и произнес царю:
— Стоимость этого жеребца — 100 тыщ серебряных рупий. Знаю, что ещё никто Врата-катха для Сатурна о царе Викрама и никогда не просил такую стоимость за жеребца. Но если ты сам проскачешь на нём хоть мало, то узреешь, на что он способен, оценишь его плюсы и поступь. Тогда сможешь сам судить, так ли уж много я прошу.

Поддавшись уговорам, правитель сел на жеребца и, пустив его в лёгкий Врата-катха для Сатурна о царе Викрама галоп, поскакал по лугу. А спустя незначительно времени произнес сам для себя: «Этот жеребец и впрямь очень быстр и быстроног».

И едва правитель произнёс эти слова, Ахлах неописуемым прыжком взвился в небо, а потом, только коснувшись копытами земли, прыгнул опять. И так он мчался с быстротой воистину Врата-катха для Сатурна о царе Викрама головокружительной и с каждым прыжком улетал всё далее. Прочно держаться приходилось царю, чтоб не расстаться с жизнью. В конце концов они оказались среди густых тропических зарослей, и тут, на берегу реки, жеребец на мгновение помедлил. Собравшись с силами, правитель спрыгнул наземь — и в то же мгновение расчудесный скакун пропал Врата-катха для Сатурна о царе Викрама. Пропала и река. Оглядевшись вокруг и не лицезрев ни жеребца, ни реки, а только непролазную чашу, правитель опустился в беспредельную скорбь. «Куда мне сейчас идти? — горестно вопрошал он себя. — И что я сейчас буду делать?»

Не успел он ещё раз оглядеться по сторонам, как солнце закатилось. Мгла покрыла всё вокруг Врата-катха для Сатурна о царе Викрама так стремительно, что скоро нереально стало рассмотреть даже тропинку в этом сумрачном лесу. Ничего не оставалось царю, как провести ночь поддеревом. Когда же забрезжил рассвет нового денька, он нашел дорогу и вышел из леса, мучимый голодом и жаждой. Здесь же навстречу ему попался пастух коровьего стада, который отдал царю Врата-катха для Сатурна о царе Викрама напиться и указал ему прямую дорогу до наиблежайшего городка. А был то город Тамалинда, и пути до него было около 20 миль. Горестно вздыхая от исполнивших его сумрачных предчувствий и трепета перед будущим, правитель Викрама вышел на дорогу и утомилось побрел навстречу собственной судьбе.

А обитатели Уджаини сначала терпеливо Врата-катха для Сатурна о царе Викрама ожидали возвращения царя. Но правитель так и не спустился с небес, и к наступлению ночи все его подданные погрузились в бездну безнадёжного отчаяния. Непомерная скорбь окутала весь город, лишившийся собственного возлюбленного властелина, подобно тому как боль обхватывает всё тело, если поражён один из членов его.

Днем последующего денька негоциант пришёл к главному Врата-катха для Сатурна о царе Викрама советнику царя и произнес ему:
— Будь так добр, заплати мне за жеребца. На это советник ответил:
— Когда правитель вернётся, он заплатит для тебя.

И разослал воинов во все стороны в поисках собственного властелина, что тот пропал без следа. Так что пришлось советнику раскошелиться и заплатить за жеребца 100 тыщ Врата-катха для Сатурна о царе Викрама серебряных рупий — ту стоимость, которую негоциант именовал царю. Положив средства в кармашек, Сатурн пропал.

Правитель же тем временем добрался кое-как до городка Тамалинды и, войдя в него, сходу попал на рынок. Утомлённый дорогой, он присел отдохнуть у входа в торговую лавку. И случилось так, что продукт Врата-катха для Сатурна о царе Викрама в этой лавке сходу стал распродаваться в два раза резвее, чем обычно. Заметив это, владелец пошевелил мозгами, смотря на царя Викраму: «Наверняка этот человек очень удачлив и счастлив». И он приветствовал царя Викраму с огромным уважением, и ввел его в свою лавку, усадил и произнес:
— Сполосни собственный рот, вымой руки и ноги Врата-катха для Сатурна о царе Викрама и соверши омовение, а потом приходи в мой дом и раздели со мною трапезу. К какой касте ты принадлежишь, где твой дом и как тебя зовут?
Правитель отвечал:
— По рождению я кшатрий, а родина моя далековато отсюда. Я длительно скитался, и вот пришёл в этот город Врата-катха для Сатурна о царе Викрама и, лицезрев твою лавку, присел отдохнуть тут.
Выслушав это, негоциант промолвил:
— Неплохой ответ. Раз уж ты тут, пойдём со мной, прошу тебя.
И сказав так, он ввел царя в собственный обеспеченный дом, стоявший неподалёку. Тут правитель Викрама сделал омовение и каждодневные ритуалы, а потом негоциант торжественно усадил его за стол и Врата-катха для Сатурна о царе Викрама стал угощать блюдами замечательными и редкостными, владеющими всеми шестью вкусами. Наевшись же досыта, они омыли руки и лица ароматной водой и стали жевать листья и орешки бетеля.

Случилось так, что дочь негоцианта, имя которой было Алолика («Невозмутимая»), в то время подыскивала для себя подходящего жениха. И отец её тоже Врата-катха для Сатурна о царе Викрама усердно приглядывался к юным людям, но так и не мог отыскать достойного собственной дочери, пока судьба не забросила внезапно в его лавку этого везучего человека, который как нельзя лучше подходил ему в зятья. Отправив за дочерью, негоциант произнес ей:
— Алолика! Сейчас я повстречал подходящего тебе человека.
Ступай Врата-катха для Сатурна о царе Викрама, укрась его гирляндами в символ того, что он — твой избранник, и выходи за него замуж.

И женщина ответила:
— Отлично, отец. Но замуж я выйду за него не ранее, чем испытаю. До того как сочетаться с ним браком, я должна знать, как он мудр, мозгён и глубок. Когда наступит вечер, пришли этого гостя Врата-катха для Сатурна о царе Викрама ночевать в комнату, где я занимаюсь искусствами и обучаюсь ремеслам. Там я испытаю его, и если он выдержит проверку, я выйду за него замуж.

Негоциант поступил согласно просьбе дочери и послал царя ночевать в комнату, где Алолика училась искусствам. Войдя в комнату, правитель удивился при виде Врата-катха для Сатурна о царе Викрама стенок, покрытых обилием расчудесных картин, на которых были изображены слоны, лошадки и птицы. В центре комнаты было устроено ложе с балдахином, с бархатной периной под белоснежным покрывалом и с вышитыми подушками по обе стороны. Жемчужная люстра висела в центре потолка, и во все стороны тянулись от неё жемчужные нити, так что Врата-катха для Сатурна о царе Викрама и сама комната казалась покрытой балдахином. Осветительные приборы озаряли комнату броским светом, схожим сиянию луны, и гирлянды из роз излучали сладкий запах под дыханием ветерка. А у ложа был столик слоновой кости, уставленный флаконами с розовой водой и различными благовониями.

И пошевелил мозгами правитель Викрама, лицезрев эти превосходные декорации Врата-катха для Сатурна о царе Викрама: «Вот так-так! Что все-таки это за страна? И какая тут краса! Воистину прихотливы деяния кармы. Никому не дано понять их. Думается мне, всё это — только одна из иллюзий владыки Сатурна, которой вознамерился он одурачить меня вновь. Да, в этом нет колебаний. Даже эта дочь негоцианта, должно быть Врата-катха для Сатурна о царе Викрама, часть иллюзии. Поглядим же, что будет дальше». И с этими идеями он лёг, накрылся с головой и притворился спящим.

Да, он только притворялся спящим, ибо сон бежал от него. Разве мог он заснуть под жестоким взглядом Сатурна, сознавая, что ещё семь с половиной лет над его жизнью будет владычествовать Врата-катха для Сатурна о царе Викрама этот ожесточенный бог? И вот, укрывшись с головою, правитель лежал без сна, под гнетом тяжких мыслей о тех несчастьях и неудачах, что неизбежно ожидали его в будущем.

Незначительно времени прошло, и дочь негоцианта, увенчанная шестнадцатью видами драгоценностей и украшений, вошла в покои. Жемчуга и бриллианты обвивали её нежную шейку, плавной Врата-катха для Сатурна о царе Викрама волною падали её волосы, усыпанные жемчужинами, и бриллиант сверкал в крыле её носа. Божественная краса её тела зияла через богатые одежки, как вспышки молнии просвечивают через золотые вечерние облака. С большенными надеждами вошла она в комнату, и веселым Помыслам её вторил гул браслетов на щиколотках её ног Врата-катха для Сатурна о царе Викрама. Любая пора её кожи излучала благоухание, когда она приблизилась к ложу. Но здесь увидела Алолика, что правитель дремлет, укрывшись с головой.

Необходимо сказать, что женщина эта была очень искушена в испытании тех, кто возлагал надежды захватить её руку, и очень хитроумна в разговоре с ними. Пытаясь пробудить царя ото сна Врата-катха для Сатурна о царе Викрама, она принялась прыскать на него шафрановой водой. Но как можно разбудить того, кто только притворяется спящим? Тот, кто спал, может заговорить, но тот, кто начеку, будет молчать.

Целых три часа дочь негоцианта старалась разбудить царя, но напрасно. В конце концов, тяжело вздохнув, она повесила своё жемчужное колье на крючок у Врата-катха для Сатурна о царе Викрама ложа и с трепещущим сердечком, вся дрожа, легла рядом с царём. Скоро её победил сон.

Тогда правитель стянул с головы собственной покрывало и, лицезрев Алолику, пошевелил мозгами: «Люди зовут меня храбрым и доблестным и молвят, что все помыслы мои — только о служении другим. Днём и ночкой я Врата-катха для Сатурна о царе Викрама страшился согрешить. И вот тут, рядом со мной юная женщина, на которой я не женюсь. Как разъяснить ей положение, в каком я оказался? Если мудрецы считают грехом даже гласить с незамужней женщиной наедине, каким же величавым грехом будет дотронуться до неё?»

Так лежал правитель, размышляя, и вдруг очам его явилось волшебство Врата-катха для Сатурна о царе Викрама: один из лебедей с картины, украшавшей стенку, в один момент оживился и соскочил на пол. Вперевалку подошёл он к висевшей на крюке нити жемчуга, что Алолика сняла с шейки, и начал глотать жемчужины одну за другой. В величавом изумлении взирал правитель на это чудо, не сулившее ему Врата-катха для Сатурна о царе Викрама ничего неплохого, и задумывался: «То, что на данный момент происходит, принесёт мне много страданий. Недешево мне придётся заплатить за это! Если съест лебедь весь жемчуг и я не помешаю этому, то меня обвинят в воровстве и будут судить! Но не могу я отобрать у лебедя это колье: ведь до сего Врата-катха для Сатурна о царе Викрама времени я никогда не отказывал просящему, ибо знаю, что отказ приносит мучения. Так пусть лучше судят меня за воровство, чем разрушу я свою славу щедрого царя, отняв у лебедя жемчуг!» И с этими идеями правитель в конце концов заснул.

А женщина, проснувшись поутру и лицезрев рядом с Врата-катха для Сатурна о царе Викрама собою спящего царя, с досадой помыслила: «Этот человек, которого отец прочит мне в супруги, — ни на что не пригодный дурачина! Не много ему, что проспал он всю ночь, — так он и до сего времени дремлет!»

Так, ворча для себя под нос и ругая царя, направилась дочь негоцианта к тому месту, где повесила Врата-катха для Сатурна о царе Викрама своё жемчужное колье. Но не обнаружив его там, она грубо растолкала царя и произнесла ему:
— Сейчас мне понятно! Ты совсем не ничтожный дурачок, каким прикидываешься, а большой жулик! Ты украл моё колье, а потом предался сну. Но для тебя это даром не пройдёт! Возврати мне колье Врата-катха для Сатурна о царе Викрама и убирайся из нашего дома!
В ответ правитель воскрикнул:
— Сестра! Я не брал твоего колье. Я всего только спал тут,
и ты обвиняешь меня несправедливо.

Тогда разъяренная женщина побежала к папе и заорала;
— Нечего сказать, подходящего супруга ты нашёл мне, отец! Этот твой гость — жулик и вор, и в Врата-катха для Сатурна о царе Викрама этом ремесле не последний. Ночкой он украл моё жемчужное колье и кое-где упрятал его.

Услышав это, негоциант ринулся к царю и набросился на него в ярости:
— Никчёмный болван! Я отдал для тебя приют, накормил отборными яствами и предложил для тебя в жёны свою дочь! А ты чем отплатил мне Врата-катха для Сатурна о царе Викрама? Что ты наделал?!
Правитель Викрама произнес в ответ:
— Я не воровал колье. Это моя злая судьба во всём виновата.
Из-за неё я попал в эту переделку.

От этих слов негоциант вышел из себя и повелел слуге:
— Хватай этого жулика, вяжи и выпори его как надо. Может, это Врата-катха для Сатурна о царе Викрама принудит его признаться в злодеянии! Похоже, без неплохой трепки здесь не обойтись.
Слуга прочно связал царя Викраму верёвкой и стал избивать, а негоциант только прикрикивал:
— Лупи посильнее! Видно, только тогда он признается, что украл колье, и вернёт его. Сострадание тут ни к чему!

И с таким усердием принялись избивать его Врата-катха для Сатурна о царе Викрама слуги негоцианта, что правитель Викрама, впав в отчаяние от затягивающейся на его шейке удавки Сатурна, заорал:
— О негоциант! Я ничего не знаю о пропавшем колье. Зря твои слуги избивают меня! Ты оглядел тело моё и обыскал одежку, но ничего не нашёл. Пожалей меня хоть незначительно! Я не брал колье, я ничего Врата-катха для Сатурна о царе Викрама не знаю о нём, у меня его нет! Ты бьёшь меня ни за что!

Тогда негоциант произнес своим слугам:
— Видно, мы имеем дело с опытным вором. Невзирая на побои, он всё упорствует. Отведите-ка его к царю. Царское правосудие послужит ему уроком! Тогда он вернёт нам колье!

И слуги Врата-катха для Сатурна о царе Викрама негоцианта, связав царю Викраме руки, повели его во дворец, где злосчастный стал перед царём Чандрасеной, которому во всех подробностях поведали историю с ожерельем. Выслушав, правитель Чандрасена произнес царю Викраме:
— Ах, негодяй! Немедля достань украденное колье и возврати его негоцианту!
На это Викрама ответил:
— Я не воровал Врата-катха для Сатурна о царе Викрама его и ничего не знаю о нём. Ты заблуждаешься, правитель! Поистине, я ничего не знаю об этом колье. Всё это случилось со мной только оттого, что владыка Сатурн гневается на меня. Я не занимаюсь воровством. Но если ты до сего времени сомневаешься во мне — что ж, будь по-твоему: я Врата-катха для Сатурна о царе Викрама вор, и я прошу тебя — сжалься нужно мной! Прояви милосердие!

Услышав это, правитель Чандрасена быстро поднялся, и гнев его вспыхнул, точно пламя:
— Ничтожный обманщик! Ты до сего времени отрицаешь своё грех? Обокрал этого достопочтенного негоцианта и притворяешься, как будто ничего не сделал?! Охрана! Отрубите этому жулику кисти рук Врата-катха для Сатурна о царе Викрама и стопы и вышвырните его вон из городка. Да смотрите, чтоб с этого момента он не испил ни глотка воды и не съел ни крошки хлеба.

Так Сатурн смутил разум царя Чандрасены, заставив его поверить, что стоящий перед ним — и взаправду вор, и бросить его моль бы безо всякого Врата-катха для Сатурна о царе Викрама внимания.

Слуги же царя Чандрасены кинулись делать приказ собственного властелина. Они поволокли царя Викраму за границы городка к палачу, а тот, не медля, отрубил ему кисти и ступни. И в то самое мгновение, когда палач отсек члены от тела царя Викрамы, по всему городку в один момент проехалась волна скорби и плача Врата-катха для Сатурна о царе Викрама. Изуродованный правитель крючился от боли и издавал крики мучения, и жизнь по капле вытекала из его тела. Но бессердечные слуги царя Чандрасены ничем не пожелали облегчить его муки. Они отнесли Викраму в одичавшую лесную чашу и, бросив его там, возвратились к собственному царю. Чандрасена спросил их:
— О верные Врата-катха для Сатурна о царе Викрама слуги мои! Каково этому похитителю сейчас? Живой ли он всё ещё либо погиб?

И слуги пронзительными голосами заорали наперебой».
— Он вот-вот умрёт! Как можно выжить безногому и безрукому? Он погибает истязающей гибелью, страдая от боли и истекая кровью. Мы воспретили людям давать ему еду и воду Врата-катха для Сатурна о царе Викрама. Длительно ему не прожить! Судороги в обрубках его членов принуждают его мучиться, как рыбу, выброшенную из воды.
Обитатели городка Тамалинды соболезновали царю Викраме, но потому что их свой властелин строжайше воспретил подкармливать и поить злосчастного, то они дрожали от испуга при мысли, что, преступив запрет, могут кончить свои деньки так же плачевно Врата-катха для Сатурна о царе Викрама.
Но правитель Викрама выжил. Ведь как по другому мог бы Сатурн продлить его мучения?! В страшных муках прошёл месяц — и в конце концов Сатурн незначительно сжалился над царём Викрамой. Тогда по его воле и в сердечко царя Чандрасены зародилось сострадание к наказанному им вторженцу. И в Врата-катха для Сатурна о царе Викрама один прекрасный момент он обратился к своим слугам с вопросом:
— В каком состоянии сейчас этот вор?
И услышал в ответ:
— О величавый правитель! Он всё ещё живой, но вид его ужасен. К тому же без пищи и воды он находится на грани жизни и погибели.
Выслушав, правитель произнес:
— С этого денька Врата-катха для Сатурна о царе Викрама проявляйте к нему жалость и дайте ему еду и воду.

Следуя приказу собственного владыки, слуги Чандрасены начали приносить царю Викраме пишу и питье. Обитатели городка стали хлопотать о злосчастном и тоже снабжали его пропитанием. И скоро боль в искалеченных членах его утихла, и силы возвратились к нему. Но он как Врата-катха для Сатурна о царе Викрама и раньше оставался немощным, и передвигаться без рук и без ног стоило ему большущих усилий и страданий.

Так прошло два многотрудных года для злосчастного царя Викрамы, пока в один прекрасный момент мимо него не пронесли в паланкине некоторую даму, которая родилась в городке Уджаини и как Врата-катха для Сатурна о царе Викрама раз ворачивалась оттуда, навестив свою семью. В Тамалинде она жила в доме собственного супруга, а свёкром её был торговец маслом. И вот, при заезде в город, она рассмотрела сидячего поддеревом царя Викраму и увидела, что ступни и кисти у него отсечены.

Потрясённая этим зрелищем, дама повелела приостановить паланкин и Врата-катха для Сатурна о царе Викрама, бросившись к царю, воскрикнула:
— Величавый правитель! Что привело тебя на этот путь?! Как длительно ты находишься тут?
— О целомудреннейшая из дам! — отвечал правитель Викрама. — То, что видишь ты, — плоды моей прошлой кармы. Звёзды отвернулись от меня — и вот я опустошён, разорён, уничтожен. Владыка Сатурн разгневался на меня и обрёк Врата-катха для Сатурна о царе Викрама на лишения и мучения. Действие кармы неумолимо, и нельзя избежать его. О сестра! Всё ли благополучно в моём Уджаини?

Со слезами на очах дама ответила:
— Величавый правитель! В Уджаини всё благополучно, но когда я вижу тебя в состоянии настолько плачевном, моё сердечко разрывается на части. Вобщем, как ты произнес, последствий Врата-катха для Сатурна о царе Викрама кармы не избежать никому. Что должно было случиться — случилось. Садись в мой паланкин и
поедем ко мне домой.

С не малым трудом правитель Викрама сел в паланкин, и они направились в дом владельца маслодавильни.

Ужас окутал торговца маслом при виде калеки, выбирающегося из паланкина, и он произнес собственной невестке:
— Невестка Врата-катха для Сатурна о царе Викрама! Для чего ты принесла это несчастье в наш дом? Наш властелин отдал приказ отрубить этому вору кисти и стопы и изгнать его из городка, строго-настрого запретив кому бы то ни было помогать ему. Если ты укроешь его тут, правитель разорит наш дом и бросит нас в темницу.

Терпеливо выслушав старика Врата-катха для Сатурна о царе Викрама, дама смиренным голосом проговорила:
— О отец супруга моего! Это не кто другой, как правитель Викрамадитья, правитель Уджаини, и в настолько плачевном положении он оказался только из-за злосчастной судьбы собственной. Он правил Уджаини справедливо и искусно, но из-за злополучного расположения планет его поняла злая участь. Он Врата-катха для Сатурна о царе Викрама — как будто упавший в кучу мусора чудотворный драгоценный камень, исполняющий желания. А сейчас этот драгоценный камень попал к нам в руки.
Услышав это, маслоторговец был поражён и оказал царю Викраме различные почести. Он поселил его в своём доме и стал мыслить, как оправдаться перед властелином Тамалинды.

И вот Врата-катха для Сатурна о царе Викрама на последующий денек торговец маслом отправился ко двору царя Чандрасены и, подобострастно склонившись перед ним, проговорил елейным голосом:
— О величавый правитель! Помнишь ли ты того вора, которому отдал приказ отрубить кисти и ступни, а после вышвырнуть из городка? Мне очень жалко его, и если ты повелишь, то я дам ему приют и Врата-катха для Сатурна о царе Викрама буду подкармливать.

Глубоко задумался правитель Чандрасена, а потом всё же ответил на просьбу маслоторговца согласием.
И сейчас обладатель маслодавильни уже не страшился помогать царю Викраме. Когда он возвратился домой, правитель произнес ему:
— Не гласи никому, что я — Викрамадитья, и ни с кем не обсуждай происшедшего.
Торговец Врата-катха для Сатурна о царе Викрама согласился и ответил царю Викраме:
— С нынешнего денька ты будешь посиживать на вершине пресса, выжимающего масло, и смотреть за его работой, а я буду подкармливать и одевать тебя.
И Викрамадитья, прошлый когда-то правителем Уджаини, пока злая судьба не дала его во власть Сатурна, который преобразовал его в низшего из Врата-катха для Сатурна о царе Викрама смертных, согласился на предложение торговца. С этого денька он посиживал на вершине пресса и давил масло. Видьте игру судьбы! Денек и ночь искалеченный правитель Викрама погонял быков, вращавших жернова, и ощущал себя в неоплатном долгу перед маслоторговцем за еду, одежку и кров, что тот давал ему. Так прошло ещё 5 лет Врата-катха для Сатурна о царе Викрама.

Тот же, кто желает выяснить, что было далее, должен слушать сейчас со всем вниманием. Шло время, и у царя Викрамы появилась привычка петь, погоняя быков, которые целый денек прогуливались по кругу, приводя в движение жернова. Правитель был одарённым музыкантом и знал все музыкальные раги (лады и тональности). И Врата-катха для Сатурна о царе Викрама вот в один прекрасный момент, сидя, как обычно, на вершине пресса, он начал петь красивым голосом рага-дипаку. Всё своё сердечко вкладывал он в пение — и в один момент от силы мелодии, умноженной неоднократно мощью его голоса, все осветительные приборы в городке сами собой зажглись.

И случилось так, что в Врата-катха для Сатурна о царе Викрама это самое мгновение, когда огни вспыхнули в каждом доме, на балконе королевского дворца стояла дочь Чандрасены, царевна Падмасена. Смотрела она и дивилась, что город в один момент стал таким, каким бывает только во время праздничка огней Дивали.
— Кто повелел зажечь сейчас осветительные приборы во всём городке? — спросила она Врата-катха для Сатурна о царе Викрама служанок. — Ведь сейчас не Дивали, и нет ни пышноватой женитьбы, ни другого праздничка. Идите и всё разузнайте! Выясните, кто отдал приказ зажечь огни.

И только произнесла она это, как правитель Викрама допел рага-дипаку до конца, и все до 1-го осветительные приборы погасли в единый миг, так же в один момент Врата-катха для Сатурна о царе Викрама, как зажглись.

А потом он начал петь рага-шри в переложении для голоса. Услышав его пение, царевна воскрикнула:
— Кто этот величавый музыкант, развлекающий нас, не открывая собственного имени? Есть ли кто из моих слуг? — кликнула она. — Ступайте резвее и разузнайте, где этот певец. Да поторопитесь!

Послушливо кинулись служанки делать Врата-катха для Сатурна о царе Викрама приказание собственной повелительницы. Весь город обошли они и в конце концов явились в дом торговца маслом, где отыскали сидячего на вершине пресса Викрамадитью. И узрели они, что этот безрукий и безногий инвалид — и есть тот расчудесный певец. Тотчас поторопились служанки назад во дворец и произнесли царевне;
— О госпожа! Знаешь Врата-катха для Сатурна о царе Викрама ли ты того вора, чьи кисти и стопы были отрублены, а сам он, по велению твоего отца, был выброшен вон из городка? Это случилось больше 7 годов назад. Итак вот, этот инвалид посиживает на вершине пресса в доме маслоторговца, давит масло и поёт эту песню.
Тогда царевна произнесла служанкам Врата-катха для Сатурна о царе Викрама:
— Ступайте же быстрее и приведите его.

Но одна из служанок, расхрабрившись, сделала возражение:
— Если мы его приведём, правитель придёт в ярость, и гнев его падёт на наши головы. Лучше мы поначалу доведём до его слуха твоё пожелание, о госпожа! Вроде бы твой отец не счёл себя оскорблённым при виде этого Врата-катха для Сатурна о царе Викрама калеки тут, во дворце!

На это царевна резко ответила:
— Нет в том никакой надобности! Позже я сама расскажу папе обо всём. А на данный момент идите и пригласите этого певца во дворец, так как все мысли мои стремятся к нему.

Вновь кинулись служанки к торговцу маслом и, испросив Врата-катха для Сатурна о царе Викрама его разрешения, пригласили Викрамадитью к царевне. Как ни старался он ответить отказом, подозревая, что Сатурн ещё не оставил планов покончить с ним, девицы настояли на своём и повели его во дворец.

Так Викрамадитья повстречался с царевной Падмасеной, которая усадила его на почётное место и произнесла:
— Ты — знаток и Врата-катха для Сатурна о царе Викрама качественный исполнитель par, так услади мой слух какой-то из них. Ты знаешь о музыке всё, и глас твой сладостен. Должно быть, ты — один из небесных музыкантов.

И с этого денька увечный правитель Викрамадитья проводил всё своё время во дворце, как того пожелала царевна, и услаждал королевскую дочь своим Врата-катха для Сатурна о царе Викрама певучим голосом, исполняя раги и рагини — особенные для каждого времени денька и ночи. Так, развлекая царевну своим пением, правитель Викрама дожил до окончания периода в семь с половиной лет.

А царевна тем временем твёрдо решила, что если предначертано ей выйти замуж, то выйдет она только за царя Викраму. И Врата-катха для Сатурна о царе Викрама чтоб реализовалось это её желание, начала она поститься. Служанки донесли об этом королеве, и та отправилась в покои дочери испросила, в чём причина её несчастья. Царевна на расспросы мамы ответила:
— О матушка! Я твёрдо решила выйти замуж за человека, который с недавнешних пор поёт для меня во дворце. Он — мой Врата-катха для Сатурна о царе Викрама избранник, и ни за кого другого я замуж не выйду.

До глубины души обидели королеву эти невразумительные слова, и она воскрикнула:
— Дочь моя, неуж-то ты обезумела? Для тебя предначертано выйти замуж за могущественного принца. Этот ничтожный инвалид так же отдалёк от тебя, как земля — от небес! Закончи эти вздорные Врата-катха для Сатурна о царе Викрама речи и будь разумной женщиной.

Но царевна ответила мамы:
— Я не нарушу собственной клятвы. Только этот человек станет моим супругом.
Здесь королева сообразила, что одолеть сумасшедшее намерение, завладевшее царевной, будет не так просто. И в тревоге направилась она за советом прямо в покои собственного жена, царя Чандрасены Врата-катха для Сатурна о царе Викрама. А правитель как раз в это время расспрашивал придворных:
— Отчего покои царевны полнятся с недавнешних пор расчудесными рагами и рагини, доносящимися до нашего слуха и днём и ночкой? Кто распевает эти песни, и отчего царевна слушает их беспрестанно?

Придворные же, боясь за свои головы, отвечали, уважительно сложив руки:
— О величавый правитель Врата-катха для Сатурна о царе Викрама! Нам ничего не понятно об этом. Соблаговоли посетить покои царевны Падмасены — и ты узнаешь всё, что хочешь знать. Мы же о делах царевны ничего не ведаем. Взгляни своими своими очами, о властелин, и поступи так, как сочтёшь необходимым.

И только успели они промолвить это, как королева вошла в Врата-катха для Сатурна о царе Викрама зал и поведала собственному супругу, царю Чандрасене, обо всём, что вышло меж нею и дочерью.
В тот же миг вскочил правитель на ноги и направился в покои дочери собственной резвым и твёрдым шагом. Представ перед Падмасеной, он воскрикнул:
— Дочь моя! Намерения твои недостойны королевской дочери! Этот человек Врата-катха для Сатурна о царе Викрама — вор и был лишён собственных членов по моему приказу, ибо заслужил это своим злодеянием! Страсть лишила тебя рассудка, но откажись от неё — и я сейчас же отправлю гонцов во все концы света, чтоб отыскали они достойного, красивого и одарённого принца, подходящего для тебя в женихи.

Тихо посмотрела царевна в Врата-катха для Сатурна о царе Викрама глаза папе и ответила уверенно и твёрдо:
— Знай, отец мой: если ещё раз заговоришь ты со мною об этом, я расстанусь с жизнью собственной, но не будет у меня другого супруга.
Внимательно вгляделся правитель в её лицо и сообразил, что решимость её неколебима. Тогда и, исполнившись гнева, воскрикнул он:
— Если таковой Врата-катха для Сатурна о царе Викрама жребий суждён для тебя в жизни, то не в моих силах поменять его. Ибо кто способен поменять предначертания судьбы?

Убедившись, что выбора у него нет, правитель Чандрасена отдал согласие на брак собственной дочери с её избранником и с тяжёлым сердечком возвратился в свои покои. Вне себя от Врата-катха для Сатурна о царе Викрама горя он ринулся на ложе и длительно вертелся с боку на бок, не находя для себя места. Но в конце концов глубочайший сон сморил его. И в эту ночь приснился ему правитель Викрама, вновь обретший свои сильные члены.

А правитель Викрама, не догадываясь о том, что происходит во дворце Врата-катха для Сатурна о царе Викрама, начал тем временем тосковать и волноваться: «Когда же я вновь попаду в Уджаини и снова начну управлять своим королевством? Не осталось таких несчастий, что я не испытал, но владыка Сатурн как и раньше ко мне бесчеловечен. Если б он явил мне своё милосердие на данный момент!»

И лицезрев, как правитель Викрама посиживает Врата-катха для Сатурна о царе Викрама, погрузившись в такие мысли, владыка Сатурн проникся к нему состраданием и жалостью. Он стал перед царём и промолвил:
— О правитель Викрама! Узнаёшь ли ты меня? Я — Сатурн. Опалило ли тебя пламя моей власти? Скажи мне, сколько несчастий пришлось для тебя вынести за то, что ты обидел меня перед Врата-катха для Сатурна о царе Викрама всем своим двором?

Лицезрев впереди себя всевластного Сатурна и услышав его слова, правитель Викрама попробовал подняться на ноги, но, не имея стоп, он повалился здесь же на землю. И, не имея кистей рук, он не сумел удержаться и покатился к ногам Сатурна, чтоб выразить своё уважение и покорность его воле Врата-катха для Сатурна о царе Викрама. Тогда и могущественный владыка Сатурн произнёс:
— О правитель Викрама! Я восхищен твоим терпением. Ты вынес величавые мучения и выжил. Так требуй меня, о чём хочешь. Я исполню самое заветное твоё желание.

И правитель Викрамадитья, задыхаясь от волнения, проговорил:
— О величавый владыка! Ты ниспослал мне величавые мучения Врата-катха для Сатурна о царе Викрама. Так обещай же, что никогда и ни на кого ты не нашлёшь больше таких бед, которые довелось пережить мне. О благородный владыка Сатурн! Это и есть самое заветное желание моего сердца. Никто не вынес бы тех горестей и невзгод, которым пришлось противостоять мне. И я желаю, чтоб больше никогда и ни с Врата-катха для Сатурна о царе Викрама кем не случилось то, что выпало на мою долю. Никогда!

Сатурн же, услышав эти слова, воскрикнул:
— Я восхищен! Отлично, правитель Викрама! Ты мог попросить возвратить для тебя руки и ноги, но твоё сердечко исполнено соболезнования и сострадания к чужим страданиям. Отрекаясь от собственных желаний, ты просишь благодеяния Врата-катха для Сатурна о царе Викрама для всех. Поистине, ты — спасатель и праведник, ибо просишь об избавлении всех людей от страданий. Я несказанно доволен таким благородством и воистину восхищен им, а поэтому вот мой дар для тебя — твои прежние сильные руки и ноги, также и прежнее твоё могущество во всём блеске!


vremena-goda-i-mesyaci.html
vremena-gruppi-perfect-continuous.html
vremena-topik.html