Враждебность анархистов к буржуазной демократии

Даниэль Герен Отрывки из книжки «Анархизм: от теории к практике»

Глядя как сказать

Слово «анархия» старо как мир. Оно составлено из греческих слов αν (ан) и αρχε (архе) и значит отсутствие централизованной власти, правительства. Тысячелетиями, но же, числилось, что человеку непременно требуется или одно, или другое, и под анархией в чисто отрицательном смысле Враждебность анархистов к буржуазной демократии понимались беззаконие, хаос и смута.

Пьер-Жозеф Прудон, узнаваемый своими феноменами (такими, к примеру, как «частная собственность — это воровство»), не обошел своим вниманием и слово «анархия». Будто бы задавшись целью шокировать, в 1840 г. он опубликовал таковой диалог с «Филистимлянином»:

- Вы - республиканец.

- Да, республиканец, ну и что? Respublica значит «государство»; таким макаром Враждебность анархистов к буржуазной демократии, выходит, что и повелители - республиканцы!

- А, так вы - демократ!

-Нет.

- Как! Может, вы монархист?

-Нет.

- Конституционалист?

- Упаси Бог.

- Тогда вы - аристократ?

- Совсем нет!

- Означает, вы выступаете за смешанную форму правления?

- Это еще далее от правды.

- Тогда кто же вы?

- Я - анархист.

Время от времени, чтобы сбить со следа Враждебность анархистов к буржуазной демократии толпы собственных идейных врагов, он писал слово «анархия» как «ан-архия» и под этим термином предполагал все что угодно, но только не кавардак. Как мы увидим, невзирая на кажущуюся противоречивость, Прудон был быстрее созидателем, ежели разрушителем. Он считал, что ответственность за разлад и кавардак несет правительство и что исключительно в Враждебность анархистов к буржуазной демократии обществе, лишенном правительства, может быть, вернуть естественный порядок вещей и достигнуть социальной гармонии. Прудон утверждал, что в языке нет термина более подходящего для обозначения такового состояния, чем «анархия», и что этому слову следует возвратить его начальное и строго обоснованное этимологически значение. Умопомрачительно, вобщем, что в полемическом пылу он упорно Враждебность анархистов к буржуазной демократии и напористо использовал это слово вприбавок к тому же в отрицательном смысле — как обозначение беззакония и хаоса, таким макаром, внося еще огромную путаницу в и без того запутанную терминологическую систему. Тут его ученик Миша Бакунин пошел по стопам собственного учителя.

Сознательно не делая очевидных различий меж Враждебность анархистов к буржуазной демократии 2-мя ипостасями этого термина, Прудон и Бакунин извлекали развращенное наслаждение из игры с определениями. Для их анархия означала как высшую степень неорганизованности, колоссальный публичный разлад, так и последующую за ним стадию развития общества — строительство нового размеренного и оптимального порядка, в каком ценность был бы отдан свободе и добровольческому единению.

Конкретные последователи Враждебность анархистов к буржуазной демократии 2-ух отцов-основателей анархии не желали использовать так эластичное слово, ведь для непосвященных оно несло бы только отрицательный заряд и само по себе содействовало бы появлению раздражающей терминологической неурядицы на пустом месте. Даже сам Прудон к концу собственной недолгой карьеры стал более осторожен и принялся именовать себя Враждебность анархистов к буржуазной демократии «федералистом». Его мелкобуржуазные последователи предпочитали термину anarchisme (анархизм) слово mutuellisme (мютюэлизм — от слова mutuel «взаимный»); в социалистической полосы наследования принято было заглавие collectivisme (коллективизм), позднее уступившее место термину socialisme (социализм). В конце XIX века во Франции Себастьен Фор избрал для наименования собственного журнальчика слово, выдуманное в 1858 г. некоторым Жозефом Дежаком Враждебность анархистов к буржуазной демократии, — «Le Libertaire» («Либертарианец»); сейчас определения «анархист» и «либертарианец» стали полностью взаимозаменяемы.

Но большая часть этих заглавий мучается полностью определенным недочетом: они недостаточно точно передают сущность тех доктрин, которые призваны охарактеризовывать. Слово «анархизм» по сути синонимично слову «социализм», ведь анархист — это социалист, чьей приоритетной задачей является устранение эксплуатации человека человеком. Анархизм — только Враждебность анархистов к буржуазной демократии одно из течений социалистической мысли, такое, в каком основным является рвение к свободе и желание отменить правительство. Один из чикагских страдальцев*, Адольф Фишер, утверждал, что «каждый анархист — обязательно социалист, но не каждый социалист непременно анархист».

* В 1883 г. активное ядро революционных социалистов основало в США Международную ассоциацию рабочих. Более Враждебность анархистов к буржуазной демократии сильное воздействие на их оказал Интернациональный конгресс анархистов, прошедший в Лондоне в 1881 г., и Иоганн Мост, социал-демократ, позднее ставший анархистом, который в 1882 г. переехал в Америку. В этом движении центральными фигурами были Альберт Р. Парсонс и Адольф Фишер; под их предводительством Ассоциация собрала под свои знамена общее движение за Враждебность анархистов к буржуазной демократии переход к восьмичасовому рабочему деньку. Эта кампания была инициирована трейд-юнионами и орденом Рыцарей Труда, и 1-ое мая 1886 г. было объявлено конечной датой для введения укороченного денька в действие. В течение первой половины мая по всей стране бастовало 190000 рабочих, из которых в одном Чикаго было 80000. В этом городке и Враждебность анархистов к буржуазной демократии первого мая, и в течение нескольких следующих дней происходили впечатляющие массовые демонстрации; буржуазия, напуганная и застигнутая врасплох этой волной повстанчества, решила подавить восстания силой, опустившись по необходимости даже и до кровавой провокации. Предлогом для этого могла стать уличная стычка меж рабочими и полицейскими 4 мая 1885 г., когда Враждебность анархистов к буржуазной демократии к ногам полицейских на Хеймаркетской площади была брошена непонятно откуда взявшаяся бомба. Восемь предводителей революционного и либертарианского социалистического движения были немедленно арестованы, семерых приговорили к погибели и четырех из их повесили (5-ый покончил с собой в камере за денек до экзекуции). С того времени имена чикагских страдальцев (Парсонс, Фишер Враждебность анархистов к буржуазной демократии, Энгель, Спайс и Линг) принадлежат всему интернациональному пролетариату, а 1-ое мая до сего времени празднуется по всему миру в символ памяти о злодеянии, совершенном в Соединенных Штатах.Прим. авт.

Некие анархисты считают себя более логичными социалистами, цветом этого движения, но они или добровольно навесили на себя таковой же ярлычек, как и Враждебность анархистов к буржуазной демократии террористы, или позволили это сделать другим. Из-за этого их часто принимают за типичное «инородное тело» в социалистическом семействе, что в свою очередь приводит к часто никчемным словесным баталиям и длинноватой веренице недопониманий. Многие современные анархисты попробовали разрешить это недоразумение методом отождествления себя с либертарианским социализмом либо коммунизмом Враждебность анархистов к буржуазной демократии.

Внутреннее восстание

Сначала анархизм — это внутреннее восстание. Анархист — это революционер, полностью отрицающий как имеющееся общество, так и его хранителей. Макс Штирнер утверждал, что анархист высвобождает себя от всего священного и производит масштабную операцию по снятию священного нимба. Эти «бродяги от интеллекта», эти «плохие люди» «отказываются принять за правду, пусть Враждебность анархистов к буржуазной демократии неосязаемую, те вещи, в каких тыщи находят для себя отдушину и утешение, а заместо того перескакивают через барьеры традиций и дают неограниченную свободу собственной дерзкой критике».

Прудон не признавал всех без исключения «официальных лиц» — философов, священников, арбитров, ученых, журналистов, парламентариев, ибо для их «народ всегда был чудовищем, с которым нужно Враждебность анархистов к буржуазной демократии биться, заковывать его в цепи и натягивать ему намордник; которое нужно накалывать, как носорога либо слона, либо устрашать голодом, — чудовищем, которое от колонизации и войны и так исходит кровью». Элизе Реклю так разъяснял, зачем этим продвинутым господам необходимо такое общество: «Поскольку есть богатые и бедные, правители и подданные, хозяева и слуги Враждебность анархистов к буржуазной демократии, Цезари, отдающие приказ идти на бой, и гладиаторы, идущие на бой и погибающие, расчетливым людям следует только оказаться на стороне богатых и владельцев и стать придворными при императорах».

Неизменная неудовлетворенность имеющимся положением вещей роднит анархиста с нонконформистами и отступниками и позволяет ему осознать осужденного и парию. По воззрению Бакунина Враждебность анархистов к буржуазной демократии, Маркс и Энгельс в высшей степени несправедливо откликались о люмпен-пролетариате, о «пролетариате в лохмотьях», «поскольку дух и сила будущего общественного переворота за ним и только за ним, а не за той прослойкой рабочего класса, которая стала сродни буржуазии».

Сенсационные заявления, от которых не отказался бы ни Враждебность анархистов к буржуазной демократии один анархист, были вложены Бальзаком в уста Вотрена, могущественного воплощения сути общественного протеста — полуреволюционера, полупреступника.

Государство-чудовище

Для анархиста правительство — самый фатальный предрассудок из всех, что ослепляли человека в протяжении веков. Штирнер гласил о «сетях страны, столетиями опутывающих человека».

Прудон с особым жаром выступал против «распространенного убеждения в том Враждебность анархистов к буржуазной демократии, что хоть какое свободное и рациональное существо должно жить только с оглядкой на музеи и библиотеки», и осуждал механизм, с помощью которого «сохранилась и обрела силу расположенность человека к тому, чтоб считать правительство органом, насаждающим справедливость и защищающим слабых». Он глумился над закосневшими авторитаристами, которые «склоняются перед властью, как Враждебность анархистов к буржуазной демократии церковный предводитель перед евхаристией», и осуждал «все без исключения стороны» за то, что они «постоянно в минутки сомнения обращают собственный взор ко власти, как мореплаватели к Полярной звезде». Он с нетерпением ждал того денька, когда «на смену вере во власть и политическому катехизису придет неприятие власти и отказ от нее».

Кропоткин Враждебность анархистов к буржуазной демократии издевался над буржуа, которые «считают людей массой дикарей, не пригодной ни на что, стоит только правительству закончить функционировать». Малатеста во много предвосхитил психоанализ, когда в подсознании авторитаристов нашел ужас перед свободой.

В чем все-таки, по воззрению анархистов, заключается главный порок государственности?

Штирнер выразил его такими словами Враждебность анархистов к буржуазной демократии: «Государство и я — злейшие враги». «Каждое правительство — деспотия, будь то деспотия 1-го человека либо группы людей». Каждое правительство обязательно (как мы бы произнесли на данный момент) тоталитарно: «у страны всегда только одна цель — ограничить, подчинить, проконтролировать проявления личности и найти ее на службу одной общей цели. Средством цензуры, надзора, при Враждебность анархистов к буржуазной демократии помощи милиции правительство пробует затруднить всякую свободную деятельность и в этом лицезреет свое единственное назначение, так как такового дела просит его инстинкт самосохранения». «Государство не позволяет мне раскрыть всю ценность мысли и передать ее другим людям... если только это не его идея. В неприятном случае оно затыкает мне рот».

В Враждебность анархистов к буржуазной демократии том же духе высказывался и Прудон: «Когда человек управляет человеком — это порабощение». «Тот, кто собственной рукою пробует мною управлять, — узурпатор и деспот. Я объявляю его своим врагом». Он разразился тирадой, достойной пера Мольера либо Бомарше:

Иметь правительство - означает повсевременно находиться под наблюдением, подвергаться беспрестанному надзору, шпионажу, управлению, организации Враждебность анархистов к буржуазной демократии, означает быть под лупой, под чьим-то безустанно оценивающим оком, строиться по ранжиру, быть под началом кого-либо, означает быть регламентированным и жить в ужасе перед цензурой; и все - от людей, не владеющих ни правом на это, ни мудростью, ни достоинством. Иметь правительство значит, что на каждом шагу, при Враждебность анархистов к буржуазной демократии хоть какой сделке либо операции человека отметят, зарегистрируют, перепишут, обложат налогом, проштемпелюют, навесят ярлычек, оценят, прикрепят патент, выдадут лицензию и милостивое разрешение, отрекомендуют, пожурят, изменят и выправят. Правительство - это оброк, натаскивание, игра в выкуп, эксплуатация, монополия, насилие, магия и грабительство; все во имя публичной полезности и общего блага. При мельчайшей Враждебность анархистов к буржуазной демократии жалобе либо ничтожнейшем сопротивлении человека репрессируют, штрафуют, преследуют, объявляют личностью нон грата, изгоняют из общества, унижают, избивают, душат, расстреливают из винтовок либо автоматов, судят, приговаривают, депортируют; им жертвуют, его продают и предают, и в довершение всего над ним глумятся, его приводят в бешенство и, в конце концов, обесчещивают. Вот что Враждебность анархистов к буржуазной демократии такое правительство, вот его справедливость и мораль!.. О человек! Как вышло, что в протяжении шестидесяти веков ты жил в ужасе перед этим нагромождением ограничений?

Исходя из убеждений Бакунина, правительство есть «абстракция, пожирающая жизнь народа», «огромное кладбище, где все настоящие порывы, рвения и актуальные силы страны в Враждебность анархистов к буржуазной демократии щедром беспамятстве сходят в могилу во имя этой абстракции».

Как писал Малатеста, «нельзя гласить о государстве, творящем энергию; напротив, способы его таковы, что огромный потенциал растрачивается, парализуется и бесцельно распыляется».

По мере того как умножаются силы страны и укрепляется его бюрократия, опасность становится более острой. Прудон предугадал величайшее зло XX века Враждебность анархистов к буржуазной демократии: «Fonctionnairisme [власть чиновников]... ведет к муниципальному коммунизму, поглощении всей местной и личной жизни административной машиной и уничтожению всяких проявлений свободомыслия. Хоть какому охото отыскать прибежище под крылом власти, жить сообща со всеми». Но пришло уже время тормознуть, потому что «централизация становится посильнее и посильнее... положение вещей таково, что общество Враждебность анархистов к буржуазной демократии и правительство не могут больше сосуществовать». «Сверху и донизу имеющейся иерархии все, что есть в государстве, — это нарушения, которые нужно поправить, паразитизм, который нужно подавить, либо деспотия, которую нужно убить. А вы гласите о сохранении страны и приумножении его сил! Прочь — вы не революционер! »

Аналогичный сумрачный взор на Враждебность анархистов к буржуазной демократии судьбу все более тоталитаризующегося страны делил и Бакунин. Он лицезрел, что силы мировой контрреволюции, подкрепленные «огромными экономными средствами, неизменной армией и раздутой бюрократией» и наделенные «всем могучим арсеналом современной централизации», стали «грозной, неминуемой и сокрушительной действительностью».

Враждебность анархистов к буржуазной демократии

Анархист осуждает лживость буржуазной демократии даже еще больше решительно, чем Враждебность анархистов к буржуазной демократии авторитарный социалист. Буржуазно-демократическое правительство, окрещенное «нацией», пугало Штирнера не меньше, чем правительство старенькое и абсолютистское. «Монарх... был очень бедным человеком в сопоставлении с новейшей «суверенной нацией». В либерализме мы имеем только продолжение старой концепции «Я» (Самости)». «Безусловно, многие привилегии были устранены со временем, но только ради выгоды Враждебность анархистов к буржуазной демократии Страны... а совсем не для того, чтоб усилить мое «Я».

По воззрению Прудона, «демократия – это не что другое, как конституционный тиран». «Трюк» наших праотцев объявил люд властелином. На самом деле же он является владыкой, чья власть чисто символическая. Люд царит, но не правит, осуществляя свое царствование средством повторяющегося роли во Враждебность анархистов к буржуазной демократии всеобщем голосовании, подновляющем его власть каждые три либо 5 лет. Главы династий были сметены с тронов, но монаршьи права остались неприкосновенными. В руках народа, чьим образованием третировали, голосование является просто хитроумной уловкой, от которой выигрывают объединенные заправилы от индустрии, торговли и принадлежности.

Сама теория правления народа содержит внутри себя отрицание Враждебность анархистов к буржуазной демократии себя. Если б целый люд вправду был властелином, не было бы больше ни правительства, ни управляемых; властелин стал бы ничем; у страны не осталось бы смысла к существованию, оно бы идентифицировалось с обществом и пропало, растворившись в промышленной организации.

Бакунин лицезрел, что «представительская система далека от того, чтоб Враждебность анархистов к буржуазной демократии быть гарантией для народа, напротив, она делает, охраняет и поддерживает существование правительственной знати, действующей против народа». Всеобщее избирательное право является ловким трюком, приманкой, предохранительным клапаном, маской, за которой «прячется вправду деспотическая власть страны, основанная на милиции, банках и армии», это «великолепный метод подавлять и уничтожать людей от имени так именуемой народной Враждебность анархистов к буржуазной демократии воли, которая употребляется исключительно в целях маскировки».

Анархист не верует в освобождение средством голосования. Прудон был абстинентом (воздерживался от голосования), по последней мере, в теории, он задумывался, что «социальная революция может быть серьезно скомпрометирована, если она реализуется в жизнь средством политической революции». Голосование — это противоречие, это акт Враждебность анархистов к буржуазной демократии беспомощности и соглашения с коррумпированным режимом. «Мы должны вести войну со всеми старенькыми партиями, совместно взятыми, используя парламент как легитимное поле боя, но оставаясь вне его». «Всеобщее избирательное право — это контрреволюция», и, для того чтоб конституироваться как класс, пролетариат должен поначалу «отколоться» от буржуазной демократии.

Но воинственный Прудон нередко отходил от Враждебность анархистов к буржуазной демократии этой принципной позиции. В июне 1848 г. он позволил выбрать себя в парламент и быстро увяз в парламентском болоте. Дважды, во время местных выборов в сентябре 1848 г. и президентских выборов 10 декабря такого же года, он поддержал кандидатуру Распайля — спикера очень левых. Он даже зашел так далековато, что позволил ослепить себя Враждебность анархистов к буржуазной демократии стратегией «меньшего зла», выразив поддержку генералу Каваньяку, палачу парижского пролетариата, перед диктатором-недоучкой Луи Наполеоном. Еще позднее, в 1863 и 1864 гг., он выступал уже за то, чтоб избиратели сдавали пустые бланки для голосования, но в качестве демонстрации протеста против имперской диктатуры, а не в качестве оппозиции всеобщему голосованию Враждебность анархистов к буржуазной демократии, которое он с этого момента прозвал «блестящим демократическим принципом».

Бакунин и его последователи из Первого интернационала возражали против ярлычка «абстинент (абстенционист)», навешенного на их марксистами. Для их бойкотирование избирательных урн было обычным вопросом стратегии, а не вопросом принципа. Хотя они отдавали предпочтение классовой борьбе в экономической области, они Враждебность анархистов к буржуазной демократии бы не согласились с воззрением, что игнорируют «политику». Они отторгали не всю «политику» — только буржуазную. Они не осуждали политическую революцию, если она должна была произойти до социальной революции. Они держались далековато от других политических движений кроме тех моментов, когда они не руководствовались намерениями немедля и вполне уравнять в правах Враждебность анархистов к буржуазной демократии рабочих. То, чего они страшились и от чего дистанцировались, — это двусмысленные избирательные союзы с конструктивными буржуазными партиями эталона 1848 г., либо с «народными фронтами», как мы бы их окрестили сейчас. Они также страшились, что когда рабочие избираются в парламент и переносятся в буржуазные условия жизни, они перестают быть рабочими и делаются Враждебность анархистов к буржуазной демократии муниципальными служащими, обуржуазиваются, может быть, более, чем сама буржуазия.

Но отношение анархиста к всеобщему голосованию далековато от логики и всепостоянства. Некие считали голосование последним прибежищем. Другие, более бескомпромиссные, готовы были предать их проклятию за внедрение голосования в всех критериях и расценивали этот вопрос как вопрос о доктринальной чистоте. Таким макаром, во Враждебность анархистов к буржуазной демократии времена выборов в Картель левых в мае 1924 г. Малатеста отказался идти на какие-либо уступки. Он признал, что в определенных обстоятельствах итог выборов может иметь «хорошие» либо «плохие» последствия и что он будет время от времени зависеть от голосов анархистов, в особенности, если силы противодействующих им политических Враждебность анархистов к буржуазной демократии группировок были достаточно ровно сбалансированы. «Но это не принципиально! Даже если некий малый прогресс мог бы стать прямым результатом победы на выборах, анархист не должен кидаться на избирательный участок». Он заключал: «Анархисты всегда были чисты и остаются революционной партией без ужаса и упрека, партией грядущего, так как смогли противодействовать сладким Враждебность анархистов к буржуазной демократии песням сирен в форме выборов».

Непоследовательность анархистской доктрины в этом вопросе в особенности отлично была проиллюстрирована в Испании. В 1930 г. анархисты слились в единый фронт с буржуазными демократами, для того чтоб скинуть терана Примо де Риверу. На последующий год, невзирая на их официальный отказ от роли в Враждебность анархистов к буржуазной демократии голосовании, многие анархисты все таки вышли на городские выборы, что привело к развалу монархии. Во всеобщих выборах в ноябре 1933 г. они усиленно рекомендовали воздержаться от голосования и таким макаром более чем на два года возвратили к власти антилейбористские правые силы. Анархисты позаботились о том, чтоб объявить, что, если их невыход Враждебность анархистов к буржуазной демократии на выборы приведет к победе реакции, они начнут социальную революцию. Скоро они попробовали сделать это, но напрасно. Попытка стоила им огромных утрат (убитых, покалеченых и арестованных).

Когда в 1936 г. партии левого крыла слились для сотворения Народного фронта, центральная анархо-синдикалистская организация подверглась томному давлению в поисках правильного дела к дилемме. В Враждебность анархистов к буржуазной демократии конце концов, она очень без охоты объявила себя воздерживающейся от голосования, но ее кампания была так неактивна, что массы фактически ничего не сообразили в этой позиции и уже были готовы участвовать в выборах. Выйдя на выборы, массы поддержали триумф Народного фронта (263 депутата от левого крыла против 181 от всех других Враждебность анархистов к буржуазной демократии).

Нужно увидеть, что, невзирая на свои гневные атаки на буржуазную демократию, анархисты признали, что она относительно прогрессивна. Даже Штирнер, самый упрямый из всех, время от времени позволял для себя произносить слово «прогресс». А Прудон пришел к такому заключению: «Когда люд перебегает от монархического страны к демократическому, налицо некоторый прогресс Враждебность анархистов к буржуазной демократии». Бакунин гласил: «Не нужно мыслить, что мы желаем... критиковать буржуазное правительство в пользу монархии... Самая несовершенная республика в тыщу раз лучше, чем самая просвещенная монархия... Демократическая система равномерно учит массы жить публичной жизнью». Это опровергает взоры Ленина, который утверждал, как будто «некоторые анархисты» провозглашают, что «форма подавления безразлична пролетариату Враждебность анархистов к буржуазной демократии». Это также рассеивает ужас Генри Арвона, высказанный в его книге «Анархизм», где он утверждает, что анархистскую оппозицию демократии можно перепутать с контрреволюционной оппозицией.


vremennie-ramki-dannoj-raboti-26-avgusta-1812-goda.html
vremennie-ryadi-dannih-harakteristiki-i-obshie-ponyatiya.html
vremennie-zaderzhki-razvitiya-rechi.html