ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ

На последующее утро Мэри рассвет проспала. Марте чуть удалось поднять ее к завтраку. Пока девченка ела, она докладывала ей анонсы про Колина. По словам горничной, он, хоть и вел себя смирно, но «самочувствием совсем не отличался».

– Его лихорадит, и голова истязает, – продолжала Марта. – Такое с ним после каждой истерики происходит. Но вчера ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ ночкой ты ему выдала, мисс Мэри! Не считая тебя, здесь на такое никто не осмелился бы. Поэтому как все его избаловали прямо страшно. Моя матушка гласит, с ребенком две нехорошие крайности могут произойти. Или ему вообщем ничего не велят, или, напротив, все позволяют, и непонятно, что из этого ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ ужаснее. Но ты вчера не выдержала и сама ему закатила концерт. Так он сейчас ведет себя как ангел. Только я к нему захожу, а он вдруг и скажи: «Пожалуйста, Марта, попроси мисс Мэри, чтоб она зашла ко мне, когда сможет». Да он мне никогда «пожалуйста» не произнес и ничего ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ не просил, а только приказывал. Вот какие ты с ним чудеса проделываешь. И все из-за того, что ты очень ему полюбилась. Ну как, пойдешь ты к нему либо нет?

– Вообще-то я желала сначала повидаться с Дикеном, – вдумчиво отозвалась девченка. – Хотя нет, – передумала она на ходу. – Пожалуй, все ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ таки поначалу забегу к Колину и скажу… Я знаю, что нужно сказать ему!

И, надев шапку, она выбежала из комнаты.

Лицезрев Мэри в уличном облачении, Колин совершенно приуныл.

– Я рад, что ты пришла, – обидно произнес он. – У меня голова болит и вообщем все тело, и я очень ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ утомился. Ты, наверняка, на данный момент уйдешь?

Мэри увидела, что лицо у Колина сейчас даже бледнее, чем ночкой, и под очами залегли темные тени.

– Я уйду, но совершенно быстро, – поторопилась она успокоить его. – Мне нужно увидеться с Дикеном. Это связано с Загадочным садом, – низковато нагнувшись над Колином, прошептала девченка ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ. – А позже я сходу вернусь к для тебя. Даже в детскую входить не буду.

Колин приметно повеселел, и Мэри показалось, что на щеках его начинает появляться румянец.

– Мэри, мне Загадочный сад сейчас всю ночь снился, – произнес он. – Ты гласила, там должно уже все зеленеть, и так в моем сне ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ и было. На деревьях появились совершенно мелкие зеленоватые листья, а меж листьями посиживали в гнездах прекрасные птицы. Ты уж тогда иди скорей, Мэри, а я, пока ты не вернешься, попробую представить для себя еще незначительно Загадочный сад.

5 минут спустя Мэри Леннокс уже повстречалась с Дикеном. Лисенок и ворон тоже ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ были в саду, и еще Дикен захватил из дома 2-ух ручных белок.

– Я ведь сейчас шел не пешком, – принялся разъяснять он, – я приехал на собственном пони. Зовут его Джамп. Он у меня хороший скакун. Вот я и решил, отчего бы этим двум белкам не проехаться в моем кармашке? Это Нат, – показал он ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ на одну из белок, которая, услыхав свое имя, немедля вскочила на правое плечо мальчугана. – А это Шелл, – показал пальцем Дикен на другую белку, и та мгновенно очутилась на левом его плече.

Так с 2-мя белками на плечах Дикен и расположился под деревом. Мэри села рядом. Капитан ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ улегся у их в ногах, а Уголек устроился на ветке прямо над головой владельца. Было так отлично посиживать всем вкупе в Загадочном саду! Мэри совершенно не хотелось мыслить ни о чем печальном. Но она помнила, что Колин лежал один в собственной комнате. Он нуждался в их помощи, и Мэри ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ принялась говорить Дикену обо всем, что вышло этой ночкой.

Чуть вспомнив о скандале, который закатил Колин, Мэри снова начала сердиться. Но, к ее удивлению, Дикен не делил ее эмоций. Чем больше он узнавал об истерике Колина, тем серьезней становилось его лицо. Нездоровой одинокий Колин вызвал у него сочувствие. Когда Мэри замолкла, он ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ вдруг произнес:

– Птицы в этом саду поют так, что прямо заслушаешься. Когда мы сидим с тобой тут, мне кажется, как будто весь мир полон песен. Мне вообщем каждой весной представляется, как будто все на свете друг дружку зовет в какую-то красоту. Нам-то с тобой отлично, Мэри ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ. Мы можем это созидать, и слышать, и чуять носами. А бедолага Колин! Лежит взаперти и сильно мало чего лицезреет красивого. Поэтому и скандалит. Нет, так нельзя! – решительно махнул он рукою. – Мы должны вынуть его на свет Божий. И времени нам с тобой, Мэри, терять больше нельзя!

От ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ волнения Дикен заговорил на йоркширский манер. Мэри сейчас это стало нравиться, и она тоже попробовала ответить ему по-йоркширски:

– Врно, Дикен. Пторопимся и привзем Колина сюда.

Дикен расхохотался:

– Ты так отлично говоришь по-йоркширски, Мэри, что я с трудом тебя понимаю. Давай-ка помедленней.

– Я о для тебя поведала Колину, – начала разъяснять ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ та, – и он гласит, что ты ему нравишься. Он очень желает тебя узреть и Уголька с Капитаном – тоже. Я скоро вернусь в дом и спрошу Колина, можно ли для тебя будет зайти со своими животными к нему познакомиться. А позже, если все будет отлично, мы с тобой ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ дождемся, когда здесь побольше листьев распустится и цветов, и ты привезешь его в кресле.

– Правильно, Мэри, – расплылся в ухмылке Дикен. – А ты на данный момент, как придешь к нему, непременно побеседуй с ним хоть немножко по-йоркширски. Провалиться мне, если Колина это не насмешит. Знаешь, хохот ему на данный ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ момент очень нужен, – серьезно добавил он. – Моя матушка как-то произнесла, что полчаса неплохого хохота даже от тифа излечат.

– Ну, тогда я непременно поболтаю мало с Колином по-йоркширски, – пообещала Мэри. – Мне и правда уже пора к нему, Дикен. До встречи.

Не успела Мэри сесть на табуретку рядом с ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ кроватью Колина, как тот начал шумно принюхиваться.

– Ты прямо как Дикен! – опешила Мэри. – Он тоже что-то всегда нюхает.

– В комнате так отлично вдруг запахло, – вдумчиво отозвался мальчишка. – Только не усвою, что это?

– Воздух с пустоши и весна, – ответила Мэри. – Колин, на улице все цветет, все оживилось, и ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ все великолепно пахнет, – выпалила она на йоркширский манер, и Колин вправду расхохотался.

– Я и не знал, что ты гласить умеешь по-местному! – захлопал он от экстаза в ладоши.

– Естественно, у меня не так отлично выходит, как у Дикена либо у Марты, но я стараюсь, – с смешной назидательностью ответила Мэри. – Я и ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ для тебя бы рекомендовала поучиться. Ты ведь родился в Йоркшире и живешь тоже здесь.

Здесь оба они не выдержали и расхохотались. Миссис Мэдлок зашла проведать Колина в самый разгар веселья.

– Дела-а-а, – изумленно застыла она на пороге.

Позже Мэри стала говорить Колину, каких животных привел сейчас Дикен ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ с собой. Больше всех Колина заинтриговал пони по кличке Джамп.

– Дикен оставил лошадку в лесочке у парка, – гласила Мэри, – и повел меня с ней знакомиться. Джамп – это самый реальный одичавший пони из пустоши. Роста он очень низкого, а шерсть у него очень густая – специально для холодов. И челка тоже густая. Она ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ свисает Джампу до самых глаз. Глаза у Джампа такие умные, мордашка привлекательная. Дикен мне растолковал, что этот жеребец сам добывает для себя в пустоши всякие травки. Потому Джамп, хоть и небольшой, но мускулы у него прямо железные. И к Дикену он очень привык. Как мы подошли, он сходу стал ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ ржать и положил Дикену голову на плечо. А Дикен прошептал что-то на ухо Джампу. И Джамп здесь же протянул мне правую ногу. Да, да, Колин! – заметив, что тот не очень верует, подтвердила девченка. – Джамп еще позже мне в щеку носом уткнулся. Знаешь, какой нос у него неплохой ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ и мягенький!

– Ты еще скажи, что Джампу все это Дикен повелел! – усмехнулся Колин.

– Естественно, – без тени сомнения подтвердила девченка. – Он повелел, и Джамп со мной поздоровался.

– Как, любопытно, этот пони Дикена соображает? – как и раньше не очень веровал Колин.

– Не знаю как, – пожала плечами Мэри. – Дикен гласит, если с кем ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ прочно подружишься, друг тебя осознавать станет, каким бы он существом ни был.

– Вот бы мне с каким-либо ручным существом сдружиться! – мечтательно произнес Колин. – Но у меня всегда вокруг были одни только люди, – с досадой продолжал он, – а людей я не выношу!

– И меня тоже? – коварно посмотрела на него ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ Мэри.

– Тебя как раз нет! – запротестовал он. – Ты мне почему-либо сходу приглянулась.

– Ну, мы с тобой просто как со старенькым Беном Уэзерстаффом! – опять захохотала девченка. – Он меня как увидел, сходу произнес, что мы с ним как будто из 1-го материала скроены. И красотой оба не блещем и позже ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ… Дай-ка вспомню. – Мэри задумалась и со хохотом добавила: – Позже Бен Уэзерстафф поговорку произнес: «И на вид кисло, и в нутрях не сладко». Это он тоже про меня и про самого себя. «И характер у тебя, – гласит, – моего не лучше».

– И людей ты ранее так же, как я, терпеть ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ не могла? – спросил Колин.

– Естественно, – честно призналась девченка. – Если б я тебя встретила, когда такая, как ранее была, я и тебя стала бы непереносить.

Колин виновно посмотрел на Мэри.

– Жаль, я тогда так нехорошо гласил о Дикене. Но ты так расхваливала его, и я от этого разозлился ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ. А сейчас мне кажется, ты была права. Может, он и вправду ангел.

– Да ну, – отмахнулась Мэри. – Я ведь тоже тогда на тебя разозлилась, вот и произнесла про ангела. А вообщем, Дикен совершенно на ангела не похож. Хотя, – в один момент пришло ей в голову, – если б был таковой ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ Особый Ангел Йоркшира, ему пришлось бы разбираться во всей природе вокруг не ужаснее, чем Дикен.

– Желаю познакомиться с Дикеном, – не сводя с Мэри глаз, произнес Колин. – Очень желаю.

– Ну и отлично! – воскрикнула Мэри. – Так как… Так как…

Она никак не могла отважиться и все таки ощущала: на данный момент ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ, конкретно на данный момент нужно поведать Колину правду о Загадочном саде.

Ее волнение здесь же передалось мальчугану.

– Что «потому что»? – дрожащим голосом переспросил он.

Вскочив с табуретки, Мэри склонилась над Колином и стиснула ему руки.

– Ты сумеешь хранить реальную тайну, Колин?

– Реальную тайну? – отозвался тот, как будто эхо, и побледнел посильнее обыденного ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ.

– Ну да, это очень принципиально, – кивая после каждого слова, продолжала девченка. – Дикену я тайну сходу доверила. Ведь ему даже птицы доверяют свои секреты. А для тебя я могу? Задумайся как надо.

И Колин, незначительно подумав, одними губками выговорил:

– Можешь, Мэри.

Но Мэри и после чего не ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ сходу отважилась. Какое-то время она пристально изучала мальчугана. Он смотрелся так, как будто только-только произнес клятву.

– Хорошо, слушай, – начала Мэри. – Во-1-х, Дикен придет к для тебя завтра совместно со всеми своими животными.

– Ух ты! – подпрыгнул на кровати от радости Колин.

– А сейчас самое главное, – снизила глас Мэри ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ. – Я отыскала дверь в Загадочный сад. Она прячется под плющом.

– Ты отыскала? – обширно раскрыл глаза Колин. – Если б только я сумел попасть туда, Мэри! Как ты думаешь, я увижу Загадочный сад?

– И он еще колеблется! – хорошо тряхнула его за плечи Мэри. – Естественно, узреешь!

Ее уверенность передалась Колину, и вдруг он ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ ощутил себя практически совершенно здоровым.

– Скажи, каким же вправду оказался сад? – спросил он.

Мэри стала говорить. Колин пристально выслушал.

– Но это все то же самое, что ты лицезрела в собственном сне про сад! – воскрикнул он.

– Я… – Мэри на мгновение споткнулась и вдруг звучно и очень решительно проговорила: – Колин, я уже ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ издавна отыскала ключ от сада. Просто я тогда страшилась еще доверить для тебя реальную тайну!

Глава XIX

Реализовалось

Когда у Колина случались истерики, обычно здесь же вызывали доктора Крейвена. Сейчас доктор был кое-где в отъезде и появился только после пополудни.

– Снова с ним истерика, – пробормотал он.

Лицо его ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ стало кислым. Он не выносил визитов к Колину после истерик. Из раза в раз медику Крейвену предоставлялась возможность следить приблизительно одно и то же. Обессиленный Колин лежал на кровати. Но стоило кому-нибудь из присутствующих произнести хоть слово, которое ему не нравилось, и он здесь же закатывал новый скандал.

– Как ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ он? – с опаской осведомился доктор у миссис Мэдлок, когда они подходили к комнате Колина. – Когда-нибудь во время одной из таких истерик у него лопнет аорта, – сурово продолжал он. – Этот мальчик просто обезумел от того, что ему все сходит с рук. Вот погодите. Он на данный момент нам с вами ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ задаст.

– Нет, сэр, на данный момент не задаст, – отвечала к удивлению доктора экономка. – Вы не поверите. Эта девчонка (вообще-то она сама не лучше, чем Колин, и на всех вечно дуется) его прямо заколдовала. Красы никакой в ней нет и излишнего слова не произнесет. А Колин просто от нее ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ без разума. И она для себя с ним позволяет такое, чего никто бы из нас не посмел. Когда он сегодняшней ночкой истерику начал катать, эта Мэри Леннокс ворвалась к нему в комнату, как одичавшая кошка. Она на него топала ногами и орала, чтоб он закончил. И мистер ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ Колин здесь же утих. А сейчас… Нет, сэр, не стану говорить. Лучше сами посмотрите.

Войдя в комнату Колина, доктор Крейвен очам не поверил. Молодой его пациент преспокойно посиживал для себя на диванчике, и спина его очевидно не нуждалась в опоре! Но самое главное, он забавно болтал с Мэри Леннокс, то и ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ дело разражаясь радостным хохотом. Доктор перевел взор на девченку. Она рассматривала картину в книжке. Лицо ее было оживлено, глаза поблескивали. Доктор на данный момент никак не именовал бы ее безобразной.

– Вот! Вот! – тыкал пальцем Колин в цветочки на картинке. – Нужно высадить их побольше. Ну-ка, как они именуются? – уткнулся ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ он в текст. – Отыскал! Дельфиниумы!

– Да там уже много таких вырастает, – ответила Мэри. – Только Дикен зовет их не «дельфиниумы», а «большой шпорник».

Здесь оба увидели доктора Крейвена и замолкли. Мэри поджала губки, отчего лицо ее сразу подурнело, а Колин недовольно уставился на гостя.

– Я сожалею, мой мальчишка ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ, что это снова случилось вчера, – горестно проговорил он.

– Мне лучше. Намного лучше, – свысока отозвался Колин. – Если погода в наиблежайшие деньки не испортится, я отправлюсь в кресле на улицу. Мне следует подышать свежайшим воздухом.

Доктор Крейвен в полном недоумении погрузился на край кровати. Меряя Колину пульс, он исподтишка его рассматривал. Что вышло ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ с его пациентом? Еще не так давно Колин и слышать не желал о прогулках на свежайшем воздухе.

– Ничего не имею против, мой милый, – с большой осторожностью произнес доктор. – Только денек следует избрать посуше и потеплее. Ты сам ведь страшился, что на улице у тебя разыграется насморк ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ. Не считая того, нужно гулять совершенно понемногу, по другому это тебя заморит.

– Свежайший воздух не заморит меня, – с величием, достойным молодого раджи, отвечал Колин.

Доктор Крейвен рот разинул от удивления.

– По-моему, ты ранее придерживался другого представления, – попробовал напомнить он.

– Так как я тогда был один, – занес полную ясность ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ молодой раджа, – а сейчас со мной обещала гулять кузина Мэри.

– Наверняка, и сиделку тоже следует пригласить с собой, правда, мой милый? – решил внести кое-какие поправки в план Колина доктор.

– Сиделки мне там не нужно! – люто сделал возражение пациент. – Кузина Мэри лучше всех вас знает, как со мной обращаться. А один знакомый ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ мальчишка согласился катить мое кресло.

– Как? Как? – встревожился доктор. Так как, хотя он вправду грезил после погибели мальчугана унаследовать Мисселтуэйт, все таки отличался порядочностью и никогда бы не позволил для себя принести вред нездоровому. – Предупреждаю, кому попало я тебя не доверю, – продолжал он. – Я должен знать ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ, что же это все-таки за мальчишка.

– Да это Дикен! – вмешалась внезапно Мэри. Она считала, что все в этих местах обязательно должны его знать.

Доктор вправду облегченно вздохнул.

– Ну, с Дикеном мне тебя отпустить не жутко, – с ухмылкой ответил он. – Этот мальчишка надежен, вынослив и крепок, как местные пони.

– Естественно ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ, надежен, – немедля согласилась Мэри и, старательно подражая йоркширскому выговору, добавила: – Надежней мальчугана не сыскать.

Доктор Крейвен расхохотался.

– Это Дикен тебя обучил так гласить?

– Я сама учусь у всех понемногу, – серьезно ответила Мэри. – По-моему, это нужно непременно знать. Ну, как французский либо местные диалекты в Индии. И вообщем, – с вызовом посмотрела ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ она на доктора, – мне нравится так гласить! И Колину тоже нравится! И мы будем!

– Да я ведь не против! – согласился поспешно доктор. – Гласите для себя на здоровье. В этом нет никакого вреда. А вот бром ты вчера не запамятовал испить? – оборотился он к Колину.

– Сначала я не желал его ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ принимать, – начал разъяснять мальчишка. – А позже мне Мэри стала говорить про весну в саду, и я сам, без брома уснул.

Доктор Крейвен ждал от Колина всего, не считая такового ответа.

– Ну, если ты от бесед про сады засыпаешь, – ошеломленно пробормотал он, – означает, для тебя вправду лучше ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ. Правда, я на твоем месте все равно помнил бы…

– Надоели мне эти ваши «все равно помнил бы»! – перебил Колин. – Вот когда Мэри Леннокс приходит, я как раз забываю, и мне становится лучше.

Никогда до этого денька визиты доктора Крейвена к Колину не проходили схожим образом. Обычно мальчугана после истерики было нелегко успокоить ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ. Доктор проводил в его комнате много часов попорядку, осматривая и назначая новые средства. Но сейчас он удалился, не дав ни одного указания.

Миссис Мэдлок пошла провожать его вниз. Они спускались по лестнице. Доктор Крейвен смущенно молчал.

– Ну как, сэр? – не выдержала в конце концов экономика. – Гласила ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ же вам, что прямо не верится!

– Да уж, – пожал доктор плечами. – Ведь его состояние вправду лучше.

Миссис Мэдлок торжествующе хмыкнула:

– Означает, опять права подружка моя Сьюзен Соуэрби. Мы вкупе с ней еще в школу прогуливались. С того времени и дружим. И не бывало еще варианта, чтоб Сьюзен в чем либо ошиблась ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ. А вчера я по дороге в Туэйт как раз к ней в коттедж поболтать завернула. Я ей на Мэри посетовала, а она мне и гласит: «Слушай-ка, Сара Энн, девченка, может, и впрямь не подарок, но она другой просто стать не могла». Я опешила и спрашиваю: «Как так – не могла ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ, Сьюзен?» Тогда и Сьюзен такое ответила, что я до сего времени в себя не могу придти, сэр. «Не может ребенок, – гласит, – стать неплохим, если у него реального юношества не было и со своими ровесниками он не общался».

– Н-да, – вдумчиво протянул доктор Крейвен. – И сиделки наилучшей, чем Сьюзен ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ Соуэрби, тяжело сыскать. Когда она соглашается ухаживать за кем-нибудь из моих томных нездоровых, я бываю спокоен.

Миссис Мэдлок горделиво вздернула голову. Она всегда восторгалась подругой.

– А вы бы слышали, сэр, как Сьюзен далее мне разъясняла, почему малыши должны со своими сверстниками играть. «Однажды, – гласит, – когда мы ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ еще с тобой в школе обучались, учительница географии произнесла, что наша земля похожа на апельсин. Мне тогда еще 10 лет не исполнилось, но я прочно запомнила: если так, означает, не может один какой-либо смертный овладеть всем апельсином сходу. Кому-то достанется долька, кому-то косточка, а кому-то – вообщем ничего ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ. Детки, когда они вкупе, друг дружке это всегда обосновывают. И отлично делают. Жизнь-то позже все равно обучит, да только тому, кто с апельсином в детстве не разобрался, позже очень туго приходится». Вот какая мудрейшая моя Сьюзен! – добавила в заключение миссис Мэдлок.

– Чуткая она у вас дама, – глухо откликнулся ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ доктор и стал надевать пальто.

– Этого у нее не отнимешь, – зарделась от гордости экономка. – Я ей нередко твержу: «Если бы ты только, Сьюзен, отвертелась от йоркширского произношения и жила бы лучше, то умнее тебя вообщем никого в мире бы не сыскать».

Всю эту ночь Колин проспал тихо и прочно. А днем ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ, чуть открыв глаза, улыбнулся. Как будто тяжкий груз упал с него, и сейчас ему было просто и комфортно. Доктор Крейвен мигом объяснил бы Колину, что это просто нервишки в конце концов стали приходить в норму. Сам Колин, но, в такие тонкости не вдавался. Повернувшись на другой ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ бок, он испытал еще большее наслаждение. Он здесь же вспомнил о плане, который они выработали вчера совместно с Мэри. Чуть представив для себя, что сейчас повстречается с Дикеном и его животными, Колин вновь улыбнулся.

А минут через 10 в комнату влетела Мэри.

– Ты прямо с улицы! Прямо с улицы! – воскрикнул мальчишка. – От тебя ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ пахнет травкой и свежайшими листьями!

Мэри подбежала к его кровати. Волосы ее растрепались. Щеки алели от резвого бега и свежайшего воздуха.

– Да, я к для тебя прямо с улицы, – тяжело дыша, проговорила она. – Там так отлично! Я задумывалась, весна пришла уже прошедшим днем, а оказывается, по ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ-настоящему она началась только сейчас. Дикен тоже так гласит.

– Правда? – обширно раскрыл глаза Колин.

Хотя он еще не достаточно что смыслил в приходе весны, сердечко его нередко забилось.

– Открой-ка окно, Мэри, – шепнул он и, незначительно смущаясь радости, которая окутала его, со хохотом добавил: – Послушаем, как весна шествует под ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ звуки золотых труб!

Одним прыжком достигнув окна, Мэри раскрыла его. Комната разом заполнилась запахом зелени и пением птиц.

– Это и именуется «пришла весна», – стала самым суровым образом втолковывать девченка Колину. – Сейчас для тебя нужно лечь поудобнее и глубже дышать, как обычно Дикен делает в пустоши. Он гласит, когда так подышишь ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ, прямо ощущаешь, как будто воздух гуляет по жилам и жизни снутри накапливается на целую вечность.

– Жизни на целую вечность? – переспросил Колин. – Как, ты произнесла, мне необходимо лечь?

Послушливо вытянувшись, он старательно начал дышать. Голова у него немного закружилась, но от этого чувство легкости стало только острее.

Мэри тем временем опустилась на ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ свою возлюбленную табуретку около кровати.

– Растения в саду из земли так и лезут, – торопливо проговорила она, – и бутоны набухают на стеблях. Сероватые ветки сейчас тоже все в зелени. А птицы так торопятся выстроить гнезда, что даже дерутся. По-моему, им всем охото в Загадочном саду жить. И розы практически ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ все оказались живы. И повдоль аллей появились примулы. И семечки, которые мы сажали с Дикеном, уже взошли. И Дикен сейчас привел опять животных – лисенка, ворона, белок и малеханького ягненочка.

Мэри тормознула и перевела дух. Потом она поведала, что ягненка Дикен отыскал в пустоши всего три денька ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ вспять. Мать ягненка погибла, но Дикен уже не раз выхаживал таких детенышей и уверенно взялся за дело. Он отнес ягненка к для себя в коттедж, устроил в тепле у очага и поил теплым молоком.

– Этот ягненочек таковой красивый! И мордашка у него такая хорошая, – продолжала с экстазом Мэри. – Дикен принес для него ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ в кармашке бутылку с молоком. Мы сели под дерево. Дикен доверил мне подержать на коленях ягненка, а сам стал поить его из бутылки. Ты только представь для себя, Колин: я не так давно держала на коленях реального живого ягненка!

Колину это событие показалось еще больше неестественным ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ, чем самой Мэри.

– Даже как-то не верится, – тихо ответил он и опять взялся за свои дыхательные упражнения.

В этот момент появилась сиделка.

– Ну и ну! – в замешательстве посмотрела она на распахнутое настежь окно.

Сиделка тотчас же вспомнила, сколько мучительных дней провела в душноватой комнате Колина только из-за того, что ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ тот ни под каким видом не разрешал проветривать.

– Ох, сэр! – пряча ухмылку, произнесла она. – Вроде бы у вас от свежайшего воздуха насморк не начался!

– Не начнется! – последовал категоричный ответ Колина. – Неуж-то вы сами не видите? Я вдыхаю глубоко свежайший воздух. От этого жизни снутри накапливается на целую ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ вечность.

Сиделка не смогла удержаться и фыркнула.

– Ничего не вижу забавного, – обиделся Колин. – Лучше похлопочите о моем завтраке. Кузине Мэри тоже нужно накрыть в этой комнате. Она позавтракает вкупе со мной.

Сиделка пошла распорядиться насчет завтрака. В комнату для слуг она заходила сейчас с огромным наслаждением. С того времени ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ как на Колина в конце концов отыскалась управа в лице Мэри Леннокс, каждую новость, принесенную из покоев молодого мистера Крейвена, слуги встречали с экстазом. Очевидно, при таком положении дел сиделка воспользовалась заслуженным фуррором и славой, – ведь она приносила самые последние анонсы о юном хозяине. Ее нынешнему сообщению о ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ свежайшем воздухе и распахнутом настежь окне больше других радовался старенькый дворецкий.

– Эта девченка Мэри Леннокс реальная умница! – достаточно потер он руки. – Я издавна гласил: Колину нужна хорошая порка.

Когда сиделка подала завтрак на двоих, Колин уже перебрался на диванчик. Мэри посиживала рядом.

– Должен вас предупредить, – тоном молодого раджи обратился Колин к ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ сиделке, – что ко мне скоро пожалуют гости. Это мальчишка с лисенком, вороном, 2-мя белками и ягненком, который совершенно не так давно родился. Как они появятся, прошу немедленно проводить их ко мне. Я буду очень недоволен, если кто-либо из слуг задержит животных либо захотит сам поиграть с ними.

Сиделке ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ стало очень забавно. Чтоб Колин ничего не увидел, она звучно закашляла.

– Как видите, – продолжал тем временем молодой раджа, – Дикен – это брат нашей Марты. Вот вы ей и передайте, чтоб она проводила Дикена и животных ко мне.

– Надеюсь, животные не станут кусаться? – с некой опаской осведомилась сиделка.

– Ну, вы совершенно ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ ничего не сообразили, – с досадой махнул рукою Колин. – Мальчишка, который ко мне придет, заклинатель животных. Вы когда-нибудь лицезрели, чтоб у заклинателей животные кусались?

– Да я ни 1-го заклинателя никогда не лицезрела, – призналась сиделка.

– Вы их и не могли созидать, – тоном опытного человека проговорила Мэри. – Заклинатели водятся в ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ Индии. Там их достаточно много. Они учат змей, а позже кладут их головы для себя в рот.

– Мерзость какая! – содрогнулась сиделка и вышла из комнаты.

Малыши принялись завтракать. Сейчас Колин ел с огромным аппетитом. Мэри это увидела.

– А ты уже выздоравливать начинаешь, – произнесла она. – Это я по для себя знаю. Пока ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ я жила в Индии и болела, мне вообщем ничего на завтрак есть не хотелось.

– По-моему, я на данный момент съел бы еще целый завтрак, – усиленно жуя, отозвался Колин. – Как ты думаешь, Дикен скоро придет?

– Дикен? – переспросила Мэри. – Подожди, подожди, – прислушалась она к какому-то необычному ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ звуку.

Колин тоже прислушался. Из коридора доносилось карканье.

– Это Уголек, – растолковала Мэри. – А сейчас я слышу, как блеет ягненок!

– Я тоже слышу, – кивнул мальчишка. – Означает, Дикен уже пришел?

Не успел он это спросить, как за дверцей раздался топот. Как ни старался Дикен идти потише, башмаки у него были очень томные и ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ стучали. Колин и Мэри слушали эти шаги, как музыку. А позже дверь открылась, и Марта ввела в комнату Дикена.

– Вот, сэр, – уважительно обратилась она к Колину. – Это Дикен, – указала она пальцем на брата, – а это все Дикеновы друзья.

Дикен расплылся в ухмылке. На правом плече у него ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ посиживал Нат, на левом – Уголек. Шелл с любопытством выглядывал из кармашка куртки. Ягненка мальчишка держал на руках. А лисенок чинно примостился у его ног.

Колин смотрел на Дикена во все глаза. Сколь ни много он слышал о нем и его животных, реальность показалась ему выше рассказов Мэри. Животные были послушливы ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ и преданы владельцу, а от него самого веяло таковой добротой, какой Колин даже не подозревал в людях. Ему хотелось как можно быстрее завести беседу, но он никогда в жизни не говорил с мальчуганами и, не зная с чего начать, смущенно молчал. Зато Дикен не растерялся. Животные и птицы ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ, с которыми он знакомился в пустоши, тоже сначала вели себя удивительно, а время от времени и страшились его. Но он-то отлично знал, что стоит проявить мало ласки и завяжется реальная дружба. Так Дикен решил поступить и сейчас. Подойдя к диванчику, он заботливо опустил ягненка Колину на колени. Ягненок здесь же ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ зарылся глубже носом в складки бархатного халатика и требовательно потыкал в ногу Колина лбом.

– По-моему, он что-то просит, – опасаясь спугнуть ягненка, шепнул Колин.

– Точно, просит, – усмехнулся Дикен. – Он задумывается, как будто ты его мать. Ему пришла охота попить молочка. Ему уж издавна есть пора. Но я ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ решил подождать до тебя, Колин. Наверняка, для тебя любопытно, как этот ягненок ест?

– Еще как! – подался ближе к Дикену Колин.

– Ну, и тогда начнем, – деловито ответил тот и погрузился на колени около дивана.

Он извлек из куртки бутылочку с соской.

– Ну-ка, давай сюда, – повернул он ягненка к бутылке. – Здесь ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ для тебя достанется больше, чем от халатика.

Пока ягненок, причмокивая, сосал молоко, мальчишки неприметно разговорились, и Колин задал Дикену столько вопросов, что у того голова пошла кругом. Позже Дикен устроился на коврике около камина. Пока он говорил Колину о повадках животных, Уголек пару раз слетал на улицу, а Нат вкупе ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ с Шеллом вволю полазили по огромным деревьям, которые росли около распахнутого окна. Только лисенок с ягненком никуда не стремились. Они прочно спали. Один – на коврике около Дикена, другой – прочно прижавшись к ноге Колина.

Дикен тщательно поведал о том, как ему удалось отыскать в пустоши такового восхитительного ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ ягненка. Вообще-то Колин обо всем этом знал со слов Мэри, да и 2-ой раз ему было любопытно слушать. Когда же беседа малость увяла, были извлечены на свет книжки о садоводстве. Все трое принялись самым внимательным образом рассматривать цветные рисунки и читать подписи.

– Ну и ну! – вдруг удивленно ткнул пальцем Дикен в ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ слово «Aquilegia». – Как удивительно. Я это заглавие даже выговорить не могу. А растение знаю. Оно у нас именуется водосбором. А вот это, – показал он на другой цветок, – львиный зев. Он бывает полевой и садовый. Садовый, естественно, и покрупней и красивей. Мы с Мэри много посадили и ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ водосбора и львиного зева. Вот распустятся, и краса будет. Как будто бабочки над клумбами запорхают.

– И я их увижу? Увижу? – с надеждой посмотрел Колин на Мэри и Дикена.

– Естественно, – решительно тряхнула головой девченка. – Для тебя непременно нужно узреть. И так очень много времени издержал напрасно, пока здесь посиживал взаперти.

Глава XX

Я ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ БУДУ ЖИТЬ ДОЛГО-ДОЛГО

Невзирая на то что времени никому терять не хотелось, прошло больше недели, а Колина так к тому же не вывозили на улицу. Поначалу некоторое количество дней попорядку стояла ветреная погода. Позже Колин немного простыл. Еще не так давно две такие проблемы повергли бы Колина ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ в ярость, но на данный момент он даже не направил на их повышенного внимания. Очень уж занимали его планы, которые они с Мэри намеревались выполнить в самом не далеком будущем. Дикен сейчас забегал к нему хоть на пару минут практически каждый денек, чтоб в подробностях выложить, как обстоят дела в ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ пустоши и по берегам ручьев. Его рассказы о барсуках и бобрах, о домиках водяных крыс и птичьих гнездах приводили Колина в полный экстаз. Так денек ото денька Колин постигал, сколь большой мир простирается там за стенками дома. В этом мире всюду скрывается жизнь; она – в травке, на кустиках ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ и деревьях, под водой, под землей…

– А вообщем все они похожи на нас, – в один прекрасный момент произнес про животных Дикен. – Только им с жильем сложнее приходится. Каждый год изволь строй для себя новый дом. Поэтому они вечно так суетятся. Не поторопишься – не успеешь все впору сделать.

Изо денька в денек Колин ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ, Мэри и Дикен обсуждали, как сохранить все в секрете. Ибо чем больше Колин размышлял о саде, который удалось найти Мэри Леннокс, тем яснее для себя отдавал отчет, сколь презентабельна потаенна. Ее обязательно следует сохранить. Нельзя, чтоб хоть кто-либо, не считая их троих, вызнал про Загадочный сад. Пускай ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ другие задумываются, как будто он просто гуляет с Мэри и Дикеном, так как они ему нравятся.

Втроем они наметили маршрут. Было решено сначала возить Колина по дорожкам, которые видны из дома. Потом они свернут к клумбе, где мистер Роуч, главный садовник, уже высадил цветочки из оранжереи. Они объедут клумбу ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ пару раз, делая вид, что просто любуются цветами. После этого наступит самый ответственный момент. Лавируя меж кустов, они должны стремительно добиться двери в Загадочный сад и скрыться за ней. Все это дискуссировалось по многу раз настолько же серьезно и кропотливо, как дискуссируют военачальники план будущего боя.

Изумительные сборища ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ в комнатах Колина стали предметом всеобщего обсуждения не только лишь в доме, да и на всей местности Мисселтуэйта. О их гласили в комнатах для слуг, на конюшнях и посреди садовников. Всем было ясно, что мальчишка, пару лет попорядку наводивший кошмар своими проделками, сейчас денек ото денька изменяется к ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ наилучшему. Он стал несоизмеримо общительней, со слугами ведет себя куда вежливее, чем до этого, ну и здоровье его вроде окрепло. Но даже зная все это, мистер Роуч, главный садовник, был жутко удивлен, когда ему передали, что молодой мистер Крейвен «просит явиться для переговоров».

– Вот чудеса-то, – меняя рабочую куртку на ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ незапятнанный пиджак, бурчал мистер Роуч. – То он приказывает строго-настрого вообщем никому незнакомому на него не глядеть, а то вроде как сам на знакомство навязывается.

Главный садовник относился к числу людей любознательных. Он был совершенно не прочь посмотреть хоть разок на мальчугана, у которого, по слухам, руки и ноги совершенно не ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ работают, на спине вырос горб, ну и умрет он, вероятнее всего, еще в детстве. Словом, чуть получив приказ, мистер Роуч переоделся и влетел в дом.

– Как у него сейчас настроение, мэм? – пробовал узнать главный садовник у экономки, пока та вела его по длинноватому коридору к комнате Колина.

– О, мистер ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ Роуч! Все изменяется в этом мире, – многозначительно отвечала та. – Все-все изменяется.

– Надеюсь, меняется-то все к наилучшему, а, миссис Мэдлок?

– Да уж, наверняка, к наилучшему, если уж ужаснее, чем ранее, было некуда, – не стала больше темнить экономка. – На данный момент мы все незначительно вздохнули. Только предупреждаю: не ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ удивляйтесь, когда войдете к нему, что там целый зверинец. И Дикену, брату Марты Соуэрби, в этой комнате куда свободнее, чем нам с вами.

– Куда нам с вами до Дикена, миссис Мэдлок! – улыбнулся садовник. – Он всюду будет как дома – и в Букингемском дворце, и в угольной шахте. Таковой ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ уж он, этот Дикен, по прирожденному собственному нраву, что всех к для себя полностью располагает.

С этими словами мистер Роуч вошел в комнату. Даже невзирая на предупреждения экономки, он вздрогнул от неожиданности, когда Уголек в символ приветствия разразился громким карканьем.

– Мистер Роуч! – объявила тем временем миссис Мэдлок. – Вы просили его зайти ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ, сэр.

Сэр пребывал сейчас не в кровати и даже не на диванчике. Он посиживал в кресле. Дикен погрузился рядом с ним на колени и поил из бутылки ягненка. Тот чмокал и усиленно крутил хвостом, как делают практически все ягнята на свете, когда едят.

Узнав о прибытии головного садовника, Колин ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ вновь перевоплотился в молодого раджу.

– Вот вы, означает, какой, Роуч, – одарил он садовника снисходительным взором. – Я позвал вас, чтоб дать очень принципиальные указания.

У садовника похолодело снутри. Зная о лютом характере мистера Крейвена-младшего, он уже представил для себя, что тот велит на данный момент вырубить рощу ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ, либо вырыть пруд заместо сада, либо сравнять клумбы с землей…

– Слушаю, сэр, – кропотливо скрывая тревогу, произнес он.

– Сейчас во 2-ой половине денька я выеду на улицу в кресле-каталке, – еще больше величаво, чем до этого, заговорил Колин. – Если я приду к убеждению, что мне свежайший воздух полезен, то стану выходить каждый денек ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ. Итак вот, Роуч, во время моих прогулок никто из садовников не должен появляться на дорожках, которые идут повдоль стенок сада. На улице я окажусь часа в два. С сих пор все ваши подчиненные должны держаться подальше от меня до того времени, пока я не отдам распоряжения, что они могут ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ вновь приступить к работе.

– Слушаюсь, сэр, – с облегчением выдохнул мистер Роуч. «По последней мере, сады и деревья останутся целы», – помыслил он.

– Ну, тогда… – Колин споткнулся. – Мэри, – посмотрел он на девченку, – что там молвят у вас в Индии, когда кто-либо для тебя больше не нужен.

– В ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ Индии молвят: «Можете сейчас быть свободны», – ответила Мэри.

– Сможете сейчас быть свободны, Роуч! – звонко проговорил Колин. – И, пожалуйста, постарайтесь не упустить ничего. Все, что я вам произнес, очень принципиально.

Здесь Уголек скосил темный глаз на мистера Роуча и, как будто подчеркивая значительность момента, три раза звучно прокаркал.

– Слушаюсь, сэр, – поспешно ответил главный ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ садовник. – Все будет исполнено в точности, как вы повелели.

Чуть они с экономкой отошли подальше от комнаты, мистер Роуч расхохотался.

– Ну и величавый же у нас юный владелец, – благодушно увидел он. – У меня на данный момент чувство, как будто я с целым царским семейством поговорить удостоился ВРЕМЕНИ ТЕРЯТЬ БОЛЬШЕ НЕЛЬЗЯ.


vramkah-konferencii-planiruetsya-obsudit-voprosi-1.html
vramkah-moskovskoj-mezhdunarodnoj-knizhnoj-vistavki-yarmarki-na-stende-izdatelskaya-programma-pravitelstva-moskvi-moskva-knizhnaya-proshla-prezentaciya-komplektov-stranica-11.html
vramkah-nedeli-mrsk-sibiri.html